Полный разлад
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Полный разлад

11 февраля 2013 / просмотров – 2608
Криминальное чтиво
После того, как в милицию обратился Максим Филилеев и сообщил, что пропал его отец – «он куда-то уехал и не вернулся», следователи завели розыскное дело. Чтобы понять, при каких обстоятельствах исчез пожилой мужчина, опросили соседей, знакомых, родственников и даже его бывших коллег. Информация, которую удалось раздобыть, была противоречивой. О Филилеевых рассказывали что-то невероятное.

Вседозволенность и тотальный контроль

В Богучарский район Филилеевы с детьми переехали с севера в середине 90-х. Это была обычная семья: отец, мать и двое детей – сын и дочь. С адаптацией на новом месте проблем, по воспоминаниям соседей, у них не возникло. «Очень приятные люди, добрые, приветливые», – рассказывали одни. «Они сразу стали своими. Было ощущение, как будто прожили здесь всю жизнь», – вторили другие. Но через несколько лет все изменилось: семья распадалась на глазах. Подросшие дети стали неуправляемы.

Сын Максим шлялся без дела: пропадал на несколько дней, потом как ни в чем не бывало являлся – часто подшофе, похудевший, голодной и злой. Где он был и что делал, никто не знал. Когда рассерженный отец пытался выяснить, что с ним происходит, в ответ слышал: «Не твое дело!» Мать, проведя несколько бессонных ночей у окна, почему-то занимала сторону сына: «Молодой, пусть гуляет». После этого дочь Оксана – она была младше брата всего на год – злилась, считала: Максиму позволено все, он, что хотел, то и делал. Ее же контролировали по полной.

 

Что происходит с детьми?

Вскоре «сорвалась» и Оксана. Она так же, как и брат, уходила из дома на несколько дней, а когда возвращалась – скандал не прекращался часами. Девушка вытворяла, что хотела. «Добром это не кончится», – постоянно твердила мать, и шла за советом к соседям. Те лишь пожимали плечами. «Никто не мог понять, что происходит с детьми», – рассказывали люди, прожившие с Филилеевыми бок о бок не один год. Кто-то считал, что во всем виноваты сами родители: недовоспитали. Кто-то был уверен: такова нынешняя молодежь, и с этим ничего не поделаешь.

То, что «выделывали» Максим с Ольгой до 2000 года, оказалось, как говорится, «цветочками». Дальше – больше. Однажды родители узнали: Оксана – наркоманка. Жизнь с этого момента стала похожа на «последний день Помпеи». Они орали друг на друга, дрались, закрывали дочь в комнате – она выбивала дверь и сбегала, пытались лечить – бесполезно. Оксана продолжала таскать из дома вещи, исчезала и являлась уже «под кайфом».

«Как-то Максим с сестрой чуть не поубивали друг друга, – вспоминали соседи. – Оксана взяла какую-то его вещь и продала, чтобы купить «дозу». Что тут было! Он выволок ее из дома и таскал за волосы по двору».

Ад закончился, когда Филилееву-младшую посадили – за распространение наркотиков. Мать это совсем подкосило: она слегла и через несколько месяцев умерла…

 

Родные и чужие

После смерти жены Валерий Иванович запил, ему уже было все равно, что происходит с его сыном. Они жили в одном доме, на одной территории, но с каждым днем отдалялись друг от друга. Когда молодой человек отсутствовал, к его отцу наведывались соседи: приносили поесть. Пропустив стакан-другой, пенсионер жаловался, как тяжело жить с сыном, и даже признался: Максим его поколачивает. «Мешаю я ему, говорит», – как-то с горечью «выдавил» Филилеев-старший. Окружающим это было понятно и без слов: они слышали все, что происходит за стенкой.

Несколько дней в квартире Филилеевых было подозрительно тихо. Одна из соседок решила проверить, все ли в порядке. Позвонила в дверь, а когда никто не открыл, ушла. Потом как-то встретила Максима, поинтересовалась, где Валерий Иванович. «Уехал куда-то, сам его ищу», – спокойно ответил тот. Это было 17 июля 2002 года. 21 июля он сам пошел в милицию и попросил разыскать отца.

 

Неожиданное заявление

После того, как следователи опросили сына и соседей Филилеева, появилось несколько несостыковок. Одним Максим говорил, что отец уехал к какому-то другу, другим – к родственникам, но при этом не мог назвать точного адреса. А мужчины, резавшиеся во дворе в карты, и вовсе заявили: «Как-то Иваныч с Максом в лес ходили – и было это как раз накануне исчезновения Филилеева».

Чтобы задать несколько уточняющих вопросов, сыщики отправились к сыну. Тот, увидев людей в форме, начал первым: «Нашли отца? Где он? Его убили?» Последняя фраза, по сути, стала поворотной во всем расследовании. По тому, как он суетился, каким был нервным, мнущимся, стало понятно: молодой человек либо что-то знает, либо, наоборот, утаивает. «Максим, у нас есть информация…», – начал один из оперативников. «Мне нужен адвокат!» – резко перебил его Филилеев.

 

Ноль эмоций

Максим дал чистосердечное признание. Рассказывая подробности той страшной ночи, постоянно интересовался: «А мне за это дадут меньше?..»

15 июля, возвращаясь от друзей, он знал, что случится этим вечером. Парень шел с твердым намерением: все закончить. Когда добрался до дома, план окончательно созрел. «Я не хотел делать это в квартире, – признался молодой человек. – Мне пришлось отца выманить. Говорю, мол, пойдем в лес, выпьем – он сразу же согласился».

В монологе Филилеева не было никаких чувств: ни сожаления, ни раскаивания, ни злости, ни агрессии. Эмоций – ноль, как будто машина, робот: «Я задушил его голыми руками. Оттащил в овраг и закидал каким-то мусором». На вопрос следователей, что толкнуло на убийство отца, 32-летний мужчина сухо ответил: «Надоел…»

P.S. В настоящее время Максим Филилеев находится в колонии строгого режима, где отбывает срок за убийство. 14 лет лишения свободы – таков приговор суда.

 

Имена и фамилии всех участников уголовного дела изменены по этическим причинам. Любые совпадения с реальными людьми являются случайными.

Татьяна Кирьянова
239-09-68
kiryanova.tanya@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели