Влюбленный «душегуб»
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Влюбленный «душегуб»

13 марта 2013 / просмотров – 1628
Криминальное чтиво
… К Маргарите Лукьяновой пришла соседка, с которой она не то, чтобы дружила – скорее, тесно общалась. Звали ее Вера Стрелкова. Женщину заметно колотила дрожь. «Рита, я больше не могу! – в отчаянии произнесла она прямо с порога. – Сил нет никаких. Ухожу…». Лукьянова поняла, о чем речь. В последние несколько лет, когда муж Веры стал сильно выпивать, жизнь с ним превратилась в муку. Она никогда не жаловалась, но соседи, слушающие пьяные «концерты», понимали, как ей нелегко. 3 июля 2003 года у мужа случились «последние гастроли»…

Шаг влево

После ЧП следователи обошли почти всех соседей, чтобы разузнать о семье Стрелковых. Лукьянова рассказала о встрече, которая произошла буквально за несколько дней до трагедии. «Вера была сама не своя. Даже не знаю, как описать ее состояние, – поделилась с оперативниками Маргарита. – Она рыдала навзрыд, успокаивалась, становилась безразличной, потом снова «заходилась» в истерике. Такой я ее никогда не видела». Тогда соседке показалось: Стрелкова наконец-то решилась, готова сделать шаг и вырваться из этого «кромешного ада». Настрой был один: развод! Хотя она столько раз порывалась уйти от мужа, но всегда что-то мешало.

Сначала, когда Евгений только начал прикладываться к стакану, Вера думала: попьет и перестанет. Но ситуация усугублялась с каждым днем. Потом ей было жалко его, беспробудного алкаша: мол, совсем пропадет. Затем «шаг влево» запрещала делать мать: пожилая женщина, воспитанная в православных традициях, твердила одно: «Нужно терпеть!» Возможно, для Стрелковой это был самый веский аргумент, и она терпела.

 

«Я не хочу плакаться…»

Лукьянова, рассказывая о своей близкой знакомой, говорила, что Вера – очень закрытый человек. Она никогда не жаловалась, не корила судьбу, хотя соседка несколько раз ее даже просила: «Давай, выговорись, станет легче». Вера твердила: «Я не хочу «плакаться».

Маргарита предположила: Евгений поколачивал Веру. Во время пьяных скандалов за стеной слышались какие-то непонятные глухие звуки, больше похожие на удары. Вера молчала – ни слова. Уже потом, в последнюю встречу, рассказала соседке: ей было стыдно в этом признаться. Она постоянно вспоминала наказ матери и терпела, все еще надеясь: жизнь измениться к лучшему, нужно только подождать. Стрелкова как-то обмолвилась: «Я знаю: Женя любит меня, но водка все губит…» Пыталась ли она вылечить мужа? Да. Закодировала его, но через несколько месяцев тот снова запил…

 

Крики и брань за стеной

В ночь на 3 июля 2003 года в семье Стрелковых вновь разразился скандал. Соседи слышали крики, брань и даже звон посуды. «Мой муж несколько раз постучал по батарее – мол, успокойтесь там уже, – рассказывала Лукьянова. – Не знаю, услышали они наш «сигнал» или нет, но через некоторое время все прекратилось. Стало тихо. Я решила, что утром схожу к Вере и узнаю, все ли в порядке…»

Маргарита позвонила в дверь. Никто не открыл. Еще раз нажала на кнопку. Тишина. Она подошла ближе и пыталась «на слух» понять, что происходит в квартире. «Мне показалось, что кто-то очень тихо передвигается по коридору, –объясняла Лукьянова следователям. – Я толкнула дверь – она заперта. Спустилась к себе домой и позвала мужа. Он сказал, что ничего не сможет сделать. Посоветовал дождаться Веру или вызывать полицию. Я не знала, что делать…»

В квартиру Стрелковых соседка снова поднялась через несколько часов. Опять толкнула дверь. К ее удивлению, она легко отворилась. «Вера-а-а! – позвала хозяйку Рита. – Вер, ты дома?» Никто не откликнулся. Она прошла на кухню и остолбенела. Стрелкова лежала на полу в крови и уже не дышала.

 

Куда исчез муж?

Через несколько минут на месте ЧП работала следственно-оперативная группа. Эксперты, осмотрев труп 42-летней женщины, предположили: смерть наступила от ранения в живот. Орудие убийства – окровавленный нож – обнаружили в раковине. Его направили на экспертизу. На исследование также отдали отпечатки пальцев, оставленные на посуде и стаканах в квартире.

Соседи, узнав о трагедии, уверяли: Веру убил муж. «Все к тому шло», – заметил кто-то. Но Евгения дома не было. Где он – никто не знал. «Прячется, наверное, – предположила Лукьянова. – Нужно искать или у родителей, или в гараже».

Отец Стрелкова, когда к нему наведались оперативники, рассказал, что с сыном созванивался несколько дней назад. Где Женя сейчас – понятия не имел. Он так же, как и соседи, «отправил» сыщиков в гараж.

 

«Браслеты» защелкнулись…

… Дверь была приоткрыта. Заглянув туда, опера увидели мужчину: он сидел за столом и выпивал. Это был Евгений Стрелков. По его внешнему виду стало понятно: запой длится уже несколько дней. Увидев людей в форме, мужчина разразился нецензурной бранью. Когда он повернулся к нежданным гостям, следователи заметили: на майке отчетливо видны бурые пятна – скорее всего, это засохшая кровь.

Евгений сделал характерный жест: он протянул вперед руки, мол, давайте, надевайте наручники. «Браслеты» защелкнулись…

На допросе 44-летний Евгений Стрелков, протрезвев, не мог вспомнить, как все произошло. Однако то, как начал скандалить с женой, как она, повиснув над ним, ругалась и обзывала алкашом, как била посуду, вырывала из его рук стакан, «освежил» в памяти быстро. «Вера пригрозила, что уйдет, – объяснил убийца. – В этот момент в моей голове наступило полное затмение, как будто что-то перемкнуло. Схватил нож и ударил ее в живот. Но я ее все-таки любил…»

 

P.S. Суд признал 44-летнего Евгения Стрелкова виновным в совершении убийства. Ему назначено наказание – 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

 

Имена и фамилии всех участников уголовного дела изменены по этическим причинам. Любые совпадения с реальными людьми являются случайными.

Татьяна Кирьянова
239-09-68
kiryanova.tanya@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели