Экскурсия в ад
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Экскурсия в ад

20 марта 2013 / просмотров – 1560
Криминальное чтиво
… Андрей лежал на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Его окликнули. Реакции – ноль. Капитан подошел к спящему ближе, взял за плечо и стал тормошить. Послышалось невнятное бормотание. «Тарасов, вставайте!» – громко и четко произнес милиционер. Тот повернул голову, открыл глаза, но в ту же секунду веки, будто налитые свинцом, сомкнулись. Он почувствовал толчки в бок. Привстал с кровати, свесив ноги вниз, пытался потрясти головой. Каждое движение отдавалось болью. Андрей на мгновенье замер: он уставился на свои руки, стал внимательно их разглядывать, покрутил, потряс. Они были по локоть в крови – на его лице застыл ужас…

Полжизни в тюрьме

Андрею Тарасову – 44. Полжизни – 24 года – он провел в тюрьме. Когда освободился в последний раз – в 2003-м, сразу поехал к матери. Она умоляла: «Остепенись уже!» Каждый день, слово мантру, повторяла: начать новую жизнь никогда не поздно. «Что с тобой будет, когда я умру?» – спрашивала Андрея, который отмахивался от ее просьб. «Разберемся», – сухо отвечал он.

С работой не клеилось. Тарасов куда-то ходил, ездил – говорил, что «на собеседования», но толку от этих встреч не было. Матери объяснял: мол, никто не хочет связываться с бывшим заключенным. Она это понимала, и поэтому стала настаивать на том, чтобы сын искал временную работу. «Калымить» удавалось нечасто. Деньги, которые он получал, быстро расходились. Андрей не был беспробудным алкашом, но выпить любил.

 

Соседские пересуды

Мужчина вел себя так, как хотела мать, всего пару месяцев. Потом – пустился во все тяжкие: пил, гулял, уходил, жил у собутыльников, снова возвращался в родительский дом. То от соседей, то от знакомых Тарасова постоянно слышала, где и с кем пьянствует ее сын. Даже ходили слухи, что Андрей взялся за старое – воровал. Мать отказывалась в это верить.

Однажды кто-то обмолвился: на днях «обчистили» дачу. Оттуда вынесли все, даже старые вещи: уже почти развалившийся стол, «дряхлые» стулья, лопаты, грабли, вилы. Соседи судачили: это дело рук Титовых – спившихся мужа и жены, и… Тарасова. Якобы видели, как они выходили с приусадебного участка и что-то волочили.

 

«Что со мною случилось?..»

… Тарасов, когда его еле-еле растолкали следователи, не отводил взгляда от своих рук: вытянул их вперед, растопырил пальцы, медленно ими шевелил, пытаясь вспомнить вчерашний день. Не получалось. Он «переключился» на свою майку, которая была пропитана какой-то темной жидкостью. «Что со мной случилось? – хриплым, но грубым голосом спросил Андрей у присутствующих. – Где я был?»

Ответ на этот же вопрос намеревались услышать следователи. Их интересовал всего один день – 22 июля 2004 года. «Пил, конечно, – резво среагировал Андрей. – По мне не видно, что ли?» Внешний вид был, действительно, «говорящий»: помятое лицо, стеклянные глаза. Даже после пробуждения от Тарасова разило алкоголем.

Когда его спросили, с кем он провел вчерашний вечер, Андрей на минутку задумался. «У Титовых был», – уверенно ответил он и, усмехнувшись, почесал в затылке и добавил: «Вот так посидели…»

Он вновь зациклился на своих руках и одежде и, казалось, искренне недоумевал: «Да что это со мной такое?..»

 

Улики ведут к убийце

По тому, как держался Тарасов, как говорил – спокойно и даже чересчур уверенно, у следователей сложилось ощущение: Андрей – хороший актер. Или помешанный? Или так на него подействовали события вчерашней ночи?

О 22 июле Андрей помнил немного: мол, пришел к Титовым, сидели, выпивали, бегали за бутылкой, снова пьянствовали. «Самогона было много, – объяснил он оперативникам. – Весь вечер как в тумане…» На вопрос, чем закончились посиделки и как тот очутился дома, ничего сказать не смог – лишь пожал плечами.

О ЧП, произошедшем в доме Титовых накануне, рассказали сыщики. Олега и Ольгу зарубили топором. По тем повреждениям, которые криминалисты обнаружили на телах, стало понятно: их пытались расчленить. Отпечатки пальцев на стаканах, бутылке и орудии преступления – топоре, который валялся рядом с телами супругов – «говорили» об одном: убийца – Тарасов. Идентификация прошла быстро: его «пальчики» значились в базе. Даже после этого Андрей упорно отпирался: «Да не может такого быть! Я не помню!»

 

Тяжелое беспамятство

Еще одним неопровержимым доказательством вины Тарасова стали результаты экспертизы, на которой исследовалась одежда и соскобы с рук. Кровь, обнаруженная на них, принадлежала Олегу и Ольге Титовым. Андрей настаивал: «Я не помню, чтобы убивал их. Но точно могу сказать: Титовы украли у меня деньги. Может, из-за этого и погибли?..»

 

P.S. 44-летний Андрей Тарасов признан виновным в убийстве двух человек. Ему назначено наказание – 18 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

 

Имена и фамилии всех участников уголовного дела изменены по этическим причинам. Любые совпадения с реальными людьми являются случайными.

Татьяна Кирьянова
239-09-68
kiryanova.tanya@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели