Жителям Воронежа объяснили, что делать при аварии на АЭС
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Жителям Воронежа объяснили, что делать при аварии на АЭС

20 января 2020 / просмотров – 115
Культура

С момента Чернобыльской катастрофы минуло более 30 лет, но большинство из нас имеют смутное представление о том, что все-таки случилось. Как это произошло, какие последствия имело и, самое главное, что делать, если что-либо подобное повторится вновь.

18 января в Никитинском театре состоялась премьера документального спектакля «Чернобыльская молитва». Поставил его Дмитрий Егоров по книге нобелевского лауреата Светланы Алексиевич.

Попадая в зал даже те, кто ничего не знает об аварии, могут составить представление о произошедшем благодаря бегущей строке. Дата, время, замалчивание факта катастрофы, первое поминание, в СМИ, количество ликвидаторов… Белые буквы на черном фоне, цифры, отсутствие эмоций, все сухо и по делу. Пока зрители собираются, информация прокручивается несколько раз и, кажется, слова сами по себе врезаются в память.

Резкая вспышка света ошеломляет и концентрирует внимание на сцене. Она бьет в глаза, заставляет морщиться, делает пребывание в зале некомфортным. Но вскоре все погружается в полумрак, в котором и звучат истории жителей города Припять, ученых, людей, участвовавших в ликвидации аварии…

В спектакле задействованы 8 актеров. Худрук Никитинского театра Борис Алексеев, к примеру, играет сотрудника НИИ, обнаружившего небывалый всплеск радиоактивности. Именно из его уст звучит инструкция на случай ЧП. Опасаясь за свою семью, не обращая внимания на прослушку, которая, конечно же есть на режимном предприятии, он звонит жене: «Закрой окна, положи продукты в полиэтиленовые пакеты, вымой голову хозяйственный мылом, протри пол». Если бы об аварии сообщили день в день 26 апреля 1988 года, последствия были бы менее ужасающими. Ведь радиоактивное облако разнесло опасные вещества по всей Европе. Больше всего пострадали Украина, Белоруссия и Россия. По словам героя спектакля, помочь мог бы даже обыкновенный йод. Ребенку 2 капли на стакан воды, взрослому 3-4 и щитовидка осталась бы чистой.

«Масштаб случившегося глобален, но нас больше интересуют судьбы отдельно взятых людей, – говорит режиссер Дмитрий Егоров. – В ликвидации катастрофы участвовало около 600 тысяч человек – это трудно представить. А когда есть голос одного, другого, третьего, складывается общая картина».

В одном из интервью Светлана Алексиевич заявила, что ее книги учат плакать. Но «Чернобыльскую молитву» нельзя назвать спектаклем-катастрофой. Цели довести зрителей до слез не было. В этой работе есть даже юмор – выступление команды КВН – от которого, честно говоря, становится тяжело на душе.

Постановка сложная, не развлекательная и вызывает массу вопросов даже у профессионалов. «Не понимаю, по каким законам судить об увиденном? Законы театра, вербатима или документальной журналистики не подходят, – уверен актер Камерного театра Камиль Тукаев. – Не понимаю, обвинять создателей или восхищаться их совершенством? Актеры совершают подвиг, но второй раз я не пойду, не выдержу. Два слова в названии обо всем говорят, предупреждают. Не понимаю, как это вообще можно играть? В привычном смысле».

Ольга Ласкина
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели