«Невинные» сто граммов
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

«Невинные» сто граммов

27 ноября 2013 / просмотров – 2612
Криминальное чтиво

Это должно было случиться: Олег запил. Кодировка не помогла. Света знала, что муж без водки долго не протянет: перед тем, как вшитая капсула перестала действовать, он то и дело мечтал, что соберет друзей и «отметит это дело». Мужчина держался из последних сил, его сковывал страх: а вдруг с ним действительно случится страшное, если он «пропустит» 50 граммов? Врач пугал: сердце может остановиться…

 

Попойки на зло?

Жизнь с мужем-алкоголиком была невыносима. Все началось несколько лет назад с «невинных» сто граммов по праздникам, а потом уже ни один ужин не обходился без стопки. А дальше – запои, алкаши, дебоши…

«Меня все уговаривали: брось его, уже ничего не изменится, – рассказывала следователям убитая горем Светлана Корнеева. – А я верила: ситуацию можно исправить. Но чем больше «пилила» Олега, уговаривала, устраивала ему скандалы, отнимала деньги и выгоняла из дома, тем сильнее он пил и становился все агрессивнее, раздражительнее». Складывалось впечатление: муж делает это на зло.

Но вдруг все изменилось: возвращаясь с очередного застолья, Корнеев угодил под машину – два открытых перелома, полгода под присмотром врачей. Жена, когда узнала от медсестры, что муж пьет и в больнице, поставила ультиматум: «Я тебя кодирую и ты остаешься дома или продолжаешь бухать, но уже на улице. Выбирай – здесь и сейчас!» Олег поддался. Три года – ни-ни.

«Эх, оторвусь!»

Светлана была уверена: очередной праздник – и вся кодировка пойдет насмарку. Муж держался как герой: смотрел, как за одним столом с ним сидят близкие и родные, пьют – и улыбался. Он даже говорить о водке не хотел. Вот тогда-то Корнеева и посчитала: жизнь налаживается, но не тут-то было.

Женщина как-то поделилась с матерью: «Да, я рада, что закончились запои, собутыльники, скандалы и драки, но счастья все равно нет. Олег стал другим. Такое чувство, что у него отняли самое дорогое, очень ценное – даже блеск в глазах пропал». И это была правда: Корнеев как будто «потух», выключился из жизни.

Интерес проснулся, когда кодировка подходила к концу. Олег все чаще стал вспоминать друзей, совместные попойки, праздники и постоянно мечтал: «Эх, оторвусь!» Светлана пыталась контролировать каждый его шаг, но все-таки упустила момент.

Муж заявился домой навеселе. «Ты выпил?» – поинтересовалась жена с порога. «Это анестезия. У меня разболелся зуб», – соврал он. Все вернулось «на круги своя».

Нежданный гость

24 января 2003 года Светлана задержалась на работе. Пришла домой, когда было уже далеко за полночь. На кухне Олег сидел с приятелем и выпивал. Жена открыла холодильник и охнула: там стояло несколько бутылок водки. «Не тронь!» – уже заплетающимся языком предупредил Корнеев.

У Светланы был план: она собиралась выгнать собутыльника и уложить мужа спать. Ничего не вышло. Женщина не сдавалась. «Я нависла над ним как коршун, ругалась, высказывала приятелю – мол, так нельзя: заваливаться в гости среди ночи и «бухать», – рассказывала она следователям после ЧП. – Думала, хоть застесняется. Гость лишь подначивал мужа: «Не обращаем внимания – пьем!»

Корнеева не отступала: она даже попыталась схватить незнакомца за шиворот и «выдернуть» его из-за стола, но тот еще был не сильно пьян – стал сопротивляться. Жена позвала на помощь мужа, реакции – ноль.

«Везите в изолятор!»

Когда Светлана поняла, что «бодаться» с двумя нетрезвыми мужчинами ей не по силам, ушла спать. Проснулась от диких криков, брани, бьющейся посуды. «Вбежала на кухню – и застыла, – вспоминала женщина. – Все, что потом случилось, было как в кино: я видела, как собутыльник схватил со стола нож, как замахнулся и ударил Олега в живот. Полнейшее оцепенение…»

Мужчину, напавшего на Корнеева, задержали вскоре после ЧП. Его звали Алексей Зольников. Без постоянного места жительства, выпивал где и с кем придется. Он не мог вспомнить, из-за чего вспыхнул конфликт, но сразу признался: «Это я пырнул Олега. Везите в изолятор».

Светлана Корнеева уже после суда призналась: она всегда чувствовала, что мужа погубит водка. «Думала, сопьется или употребит гадость – и все, – поделилась она. – Даже в самом страшном сне не представляла: Олег погибнет случайно, в собственной квартире, от руки пропитого бомжа…»

P.S. Суд признал 47-летнего Алексея Зольникова виновным и вынес приговор: 12 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Имена и фамилии всех участников уголовного дела изменены по этическим причинам. Любые совпадения с реальными людьми являются случайными.

 

Татьяна Кирьянова
239-09-68
kiryanova.tanya@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели