«От Припяти веяло жутью». Что вспоминают воронежские чернобыльцы после 35 лет после аварии
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

«От Припяти веяло жутью». Что вспоминают воронежские чернобыльцы после 35 лет после аварии

26 апреля 2021 / просмотров – 539
Городская жизнь

Их жизнь разделилась на две части – до и после. Более полумиллиона людей, которым пришлось устранять последствия катастрофы, произошедшей в Чернобыле в 1986-м. Они просто честно делали свою работу… И спустя годы после перенесенного ужаса, твердо произносят: «Кто же, если не мы».

Ликвидаторы

В канун каждой годовщины чернобыльцы собираются вместе, чтобы почтить память товарищей, которых уже нет, которые ушли в борьбе с невидимым врагом – радиацией. Практически у всех эта борьба идет долгие годы и продолжается до сих пор – за свое здоровье и жизнь.

Традиционная встреча ликвидаторов аварии прошла в Ленинском Совете ветеранов при неизменной поддержке депутата Госдумы Сергея Чижова.

«Когда я приехал в Чернобыль, то первые полторы недели терял голос из-за отравленного воздуха, которым приходилось дышать», – вспоминает ветеран Юрий Семенякин. На момент аварии он был заместителем командира полка засечки и разведки ядерных взрывов в Боброве. В июле 1986 года его командировали в Чернобыль, где он на протяжении двух месяцев отвечал за политическую и воспитательную работу с личным составом подразделений, участвующих в ликвидации.

– Жили мы на границе 30-ти километровой зоны отчуждения. Каждый день ездили на станцию. Приходилось и в ночные смены работать. Я как начальник политотдела и заместитель командира бригады обязан был присутствовать на месте работ и постоянно контролировать ситуацию, – вспоминает Юрий Семенякин. – «В условиях радиационного заражения использовали средства индивидуальной защиты – респираторы и противогазы, а также свинцовые жилеты и нагрудники. Их вес порой превышал 15 килограммов. Представьте, как было носить их на себе. Летом 1986-го температура доходила до 30-35-ти градусов. У людей возникало только одно желание – сорвать с себя противогаз, жилет и выбросить».

Когда вернулся домой, жена, по словам Юрия Семеновича, не узнала – так сильно похудел.

– Питались мы хорошо, просто внутренне все были очень напряжены, переживали за людей, коллег. Ребята работали самоотверженно, иногда в три смены, как только выносили… – говорит ветеран.

Высший пилотаж

Валерий Митрофанович Лихачев – полковник запаса, летчик с более чем тридцатилетним стажем, побывавший во многих горячих точках. В 1986-м его экипаж проводил дезактивацию зараженных территорий в Чернобыле.
«Вертолет Ми-26, на котором я летал, был относительно новым тогда. Летчиков, способных им управлять, было мало. Так получилось, что я в числе первых переучился, – рассказывает Валерий Лихачев.

В условиях сильнейшего радиационного заражения вертолетчикам давался 1 час полета в день, сверх этого было опасно для здоровья. Валерий Митрофанович делал по 10 вылетов ежедневно на протяжении месяца, не считая обязательные утренние погодные и радиационные разведки.

– Приходилось подниматься в небо, несмотря на опасность. Я, как инструктор, обязан был сопровождать каждый вылет вертолетчиков, – вспоминает Валерий Лихачев.

На пределе и сверх его на месте аварии работали почти все ликвидаторы. Выполняли, что было необходимо, каждый – свою задачу.

– Когда наш экипаж уже отработал допустимый срок по дозе облучения и ждал отправки домой, у нас на глазах возле четвертого энергоблока ЧАЭС потерпел катастрофу вертолет Ми-8. Мне поставили задачу эвакуировать его в город Александрия (Украина). Мы должны были зависнуть с тросом над упавшей машиной, а солдаты на земле зацепить его, – рассказывает Валерий Митрофанович. – Удерживать вертолет на одном месте так же сложно, как куриное яйцо на иголке. Ми-26 – это самый большой вертолет в мире. Он отбрасывает вниз очень мощный поток воздуха, который сбивал бы находящихся внизу людей с ног. К тому же, упавший Ми-8 лежал рядом с реактором, из-за этого при подлете к нему на низкой высоте, поднималось много радиоактивной пыли, люди на земле не смогли бы работать. Придумали на мой вертолет установить нестандартный трос длинной более ста метров. Когда солдаты внизу закрепили упавший вертолет и мы взлетели, поднятый нами Ми-8 стал семитонным маятником – нас бросало из стороны в сторону... Задачу мы выполнили, с тремя дозаправками дошли до Александрии.

Город-призрак

35 лет прошло, как произошел взрыв реактора на Чернобыльской АЭС. Он нанес жестокий удар по судьбам миллионов людей. И прежде всего это жители пораженной территории.

Припять – город, находящийся в 3 км от Чернобыльской АЭС. Поводом его основания в 1979 году послужило как раз строительство атомной станции, на которой впоследствии и произошла авария. На момент катастрофы общее количество жителей 47 000 человек. Большинство – молодые специалисты, которые работали на станции, а также их семьи.

Юрий Семенович вспоминает: «Очень красивый город. Очень молодой. Там были кинотеатры, школы, детские сады, поэтому люди туда активно ехали. В нем хотели жить. Город-сказка – так его называли. Впечатление от пустующей Припяти у меня было жуткое: птицы не пели, на улицах периодически попадались мертвые собаки и кошки»

От самой крупной техногенной катастрофы века в России пострадали 16 областей и три миллиона человек, из которых 600 тысяч детей.

Свое странное ощущение во время полетов над Припятью вспоминает и Валерий Лихачев.

– Было чувство – что-то не так. Чуть позже понял, что именно. Я ведь много раз видел другие города с высоты, а тут город абсолютно мертвый– брошенные машины, на балконах белье висит, открытые двери – и ни одного человека. Прямо жутью повеяло», – комментирует Валерий Митрофанович.

«Чем мы живем»

В общей сложности в ликвидации последствий техногенной катастрофы приняли участие более 3 000 воронежцев. Сколько их осталось сейчас, точно сказать не может никто. Разве что сотрудники отделений соцзащиты, где ведут учет представителей этой льготной категории граждан.

Создание условий для высокого качества жизни людей, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии на Чернобыльской АЭС, – важная задача государственной политики.

– Мои слова благодарности депутату Госдумы Сергею Чижову, который многие годы поддерживает ветеранов, в том числе и чернобыльцев, считая это приоритетным направлением своей деятельности. Он оказывает помощь ветеранским организациям города. Его общественные приемные решают вопросы, связанные со льготами, социальным обеспечением и защитой пенсионеров и их семей. Это человек, который знает наши нужды и чем мы живем. Спасибо ему. И хочу пожелать Сергею Викторовичу успехов в его нелегкой, но нужной деятельности в Госдуме. А мы его поддержим! За этого депутата я буду голосовать! Дела Сергея Чижова говорят за него!», – рассказал Юрий Семёнович Семенякин.

В общей сложности более 3 000 воронежцев приняли участие в ликвидации чернобыльской катастрофы

Для пострадавших от чернобыльской катастрофы предусмотрен целый ряд мер поддержки. В частности, действуют льготы при назначении пенсии, пользовании транспортными услугами, в сфере жилищных правоотношений. Должное внимание уделяется вопросу обеспечения жилплощадью тех, кто пострадал от радиационных аварий и катастроф и нуждается в улучшении жилищных условий.

Не менее важным сами чернобыльцы считают сохранение памяти о страшных днях, самоотверженности и мужестве тех, кто выполнял свой гражданский и воинский долг, спасая страну.

Сергей УСКОВ.

Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели