Семейная трагедия
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Семейная трагедия

9 июля 2013 / просмотров – 1787
Криминальное чтиво
… Из спальни Олег вышел тихо и стал пробираться к выходу, крадучись, как вор. Про себя повторял, словно мантру: «Хоть бы никто не увидел!» Сделал несколько шагов и услышал: «Сынок, ты что? Что с тобой?» Парень остановился, повернулся и, увидев в коридоре мать, буркнул: «Мне нужно срочно отлучиться!» «Что случилось?» – не унималась она. «Скоро вернусь!» – еле слышно произнес он и хлопнул дверью. Наталья Николаевна проследовала в комнату, заглянула в шкатулку, куда с мужем откладывала деньги. Она была пустой. «Вот гад! Убить его мало!» – в сердцах выпалила женщина.

От досады до жалости

Наталья Николаевна присела на кровать, еще раз открыла шкатулку – ничего, пусто! – и, тяжело вздохнув, пошла в зал. О том, что произошло, она должна была рассказать мужу. Отец Олега нисколько не удивился: «Ты ж его воспитывала, потакала во всем, жалела. Теперь не жалуйся!» Мать от досады всплеснула руками.

Она понимала, что в том, каким стал сын, как вел себя, что говорил и делал, отчасти виновата сама. Когда Олег вернулся из армии, отец настаивал: надо учиться, работать. «Отдохнул недельку-две и хватит, нужно уже самому зарабатывать деньги, а не у матери клянчить», – на полном серьезе заявлял он. Наталья же, напротив, сына жалела: «Пусть еще дома посидит, развеется…»

Олег стал гулять. Частенько приходил домой подшофе, но от родителей ни разу не услышал упрека. Так прошел год, второй. Возникали конфликты: сын Меркушевых уже настолько втянулся, что начинал свое утро со стакана. Естественно, ни о какой работе речи не шло. Деньги на карманные расходы давала мать. А когда перестала это делать, Олег стал брать их тайком – воровал у своих же родителей.

 

«Нам для сына ничего не жалко!»

Однажды Наталья Николаевна заметила: из кошелька стали пропадать деньги. Сначала она не обратила на это особого внимания – суммы-то небольшие, а потом, когда за ночь неведомо куда исчезали 2–3 тысячи, насторожилась и даже с вечера стала запоминать, сколько денег у нее есть и какими купюрами.

«Не могла поверить, что это делает Олег, – призналась после ЧП Меркушева. – В голове не укладывалось… Я даже растерялась, когда мы с мужем поймали его за руку. Шок – это мягко сказано!»

Разговаривать с Олегом было бесполезно. Все выпады в его сторону он пресекал: «Вам что, жалко денег на единственного сына? Ну взял рублей 100 – что с того?» Родители знали: он врет, и поделать с этим ничего не могли. Потом, когда мать снова замечала пропажу, Олег отнекивался – мол, это не я. Она объясняла: «Нам для тебя, сынок, ничего не жалко. Брал бы ты деньги на что-то нужное, полезное, а то – на водку…»

Со временем Меркушевы стали прятать свои кошельки от сына. А тот, когда не находил денег, выносил из дома вещи, продавал за копейки и шел выпивать с друзьями. Ситуация была критической. Отец не выдержал: «Ты собираешься это терпеть? – с укором обратился он к супруге. – Нужно срочно что-то делать!»

 

Серьезный разговор

В тот день, когда Олег снова умыкнул у родителей деньги, они решили с ним серьезно поговорить. Отец настаивал на ультиматуме: «Или пусть берется за ум, или домой – ни шагу!» Наталья Николаевна прекрасно понимала: сыну проще уйти, чем «завязать» с выпивкой. «Может, попробуем его полечить?» – предложила она. Супруг пожал плечами.

… Домой Олег явился спустя три дня. Отец схватил его за шиворот и силком потащил в зал, словно нашкодившего котенка. Толкнул – тот, чертыхаясь, свалился в кресло и – так получилось – сел напротив матери. На минуту воцарилась гробовая тишина. Сын, поглядывая на своих родителей, «промычал»: «Э-э-э, что с вами? Убивать будете?» Меркушев-старший вспылил: «Еще одна такая выходка – и я за себя не отвечаю!» Наталья Николаевна, как обычно, взялась их успокаивать: «Прекратите немедленно!»

Глядя в упор на сына, она произнесла: «Олег, мы устали от твоих проделок. Тебе нужно лечиться. Иначе будет только хуже». «Сама лечись, – перебил он. – Я не больной! Чего мне лечиться?» Отец отвесил ему подзатыльник и скомандовал: «Отправляйся в свою комнату».

 

Задержание «по горячим следам»

… Наталья Николаевна проснулась от непонятного шума. Вышла в коридор, увидела, что на кухне горит свет и отправилась туда. «Олег! Ты что?» – завопила она и бросилась к сыну. Он сидел верхом на отце и душил его…

Мать пыталась стащить Олега с супруга, хватала за руки, тянула на себя, наваливалась всем телом, чтобы сдвинуть, но ничего не получалось. Сын был похож на скалу. Женщина зашлась в истерике: кричала, что было сил. Но это тоже не помогло.

Пожилой мужчина захрипел – тогда Олег встал и пулей выскочил из квартиры. Наталья Николаевна пыталась привести мужа в чувство. Тот лежал неподвижно. Она вызвала скорую. Врачи констатировали смерть. Прибывшие на место ЧП милиционеры после того, как стали известны все подробности инцидента, приступили к поиску подозреваемого – сына Меркушевых. Парня задержали «по горячим следам». Объяснение, которое дал Олег по поводу случившегося, шокировало многих: «Отец был ко мне слишком суров».

 

P.S. Суд признал 25-летнего Олега Меркушева виновным и приговорил его к 8 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

 

Имена и фамилии всех участников уголовного дела изменены по этическим причинам. Любые совпадения с реальными людьми являются случайными.

Татьяна Кирьянова
239-09-68
kiryanova.tanya@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели