Три непридуманные истории преодоления
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Три непридуманные истории преодоления

10 июля 2014 / просмотров – 1851
Верую!

Ежедневно, так или иначе, каждый из нас оказывается перед выбором: пройти мимо протянутой руки просящего или сделать все возможное, чтобы помочь ближнему найти выход из сложной жизненной ситуации. Практика «Благотворительного фонда Чижова» показывает: зачастую для людей, обращающихся к нам за помощью, именно финансовый вопрос оказывается определяющим в борьбе за жизнь. В таких ситуациях посильное участие каждого – вне зависимости от суммы – может спасти чью-то жизнь.

Ввиду деликатности ситуаций, мы не можем назвать многих имен. Но у каждого из наших героев – своя непридуманная и от этого еще более пугающая история борьбы. Для одних переданные средства стали решением, в буквальном смысле, вопроса жизни и смерти: у молодого отца появилась возможность оплатить дорогостоящую операцию, победить туберкулез и, наконец, увидеть свою маленькую дочь. В жизнь других вместе с денежными средствами пришла надежда: теперь у них есть возможность на месяц вперед оплатить спасительные медикаменты или «расквитаться» с долгами, в которые их вогнала тяжелая болезнь.

Спасибо за жизнь!

За 2 года и 3 месяца своей жизни Василиса видела папу только один раз – мельком на железнодорожном вокзале. Совершенно необъяснимым образом она чувствует, когда звонит отец и радостно бежит к телефону, чтобы услышать его голос из далекой Москвы. По словам бабушки, Галины Ивановны, своим «щебетаньем» маленькая девочка поддерживает волю к жизни в своем отце, Павле Цепковском, на протяжении трех последних лет борющемся с туберкулезом легких.

Выздоровления Павла с нетерпением ждут его родные и друзья. Особенно встречу с нашим героем предвкушает его дочка Василиса: она видела папу всего один раз в жизни

Как это часто и бывает, болезнь пришли внезапно: весной 2011 года круглый отличник и один из лучших сотрудников череповецкого мясокомбината вместе с супругой Наташей переехал в Краснодар, чтобы открыть свое дело. Казалось, жизнь налаживалась, бизнес начинал приносить доход. Но когда Галина Ивановна по осени приехала к сыну в гости, обнаружила его сильно исхудавшим и подавленным. Паша успокаивал маму, как мог, объясняя свое состояние усталостью... А 6 марта 2012 года в квартире женщины раздался звонок: «Мама, меня переводят в областной тубдиспансер». Галина Ивановна долго упрашивала сына уехать на лечение в Воронеж, но он не соглашался: не желал оставлять беременную супругу, забрасывать бизнес и очень надеялся на скорое выздоровление. Тем временем его состояние стремительно ухудшалось: снижался аппетит, в легких накапливался гной, на теле появились свищи. Когда состояние стало критическим, парня перевезли в Воронеж, а уже отсюда — по квоте в Москву. Местные специалисты были шокированы: молодой мужчина под два метра ростом весил 48 килограммов. Медики надеялись хотя бы частично сохранить правое легкое, но оно оказалось настолько поражено туберкулезом, что во время операции было удалено полностью. Паша пошел на поправку. «Вы не представляете, какое это счастье, когда приходишь в больничную палату, а твой ребенок сидит и кушает», – вспоминает Галина Ивановна. Не успела семья с облегчением вздохнуть, как начался новый кризис: во время очередного обследования в единственном левом легком были обнаружены множественные очаги инфекции. Чтобы пройденный путь не был напрасным, необходимо было найти средства на дорогостоящие медикаменты (10 000 рублей в месяц) и силиконовый дренаж (20 000 рублей), не говоря уже о том, что Паше предстоит очередная операция. ««Несколько недель назад по совету невестки, находясь в Воронеже в связи с оформлением инвалидности, я принесла документы в «Благотворительный фонд Чижова», – делится воспоминаниями Галина Цепковская. – Мы не рассчитывали на крупную сумму: в тайне мечтали, что нам выделят хотя бы 20 тысяч рублей, чтобы хватило на оплату силикона. Мне сложно описать свои эмоции, когда со мной связались из Фонда и сообщили, что нашелся человек, готовый помочь. Я пребывала в шоке, когда мне передали конверт со 100 тысячами рублей. Можно сказать, что Илья подарил моему сыну жизнь! Даже сам Паша, узнав эту новость, воспрял духом и сказал: «Мама, наверное, теперь я буду жить!»

«Карабкалась, как могла, и очень хотела жить»
Для нашей землячки Анны Александровны* драматичная трехлетняя схватка с раком закончилась долгожданной ремиссией. За два года лечения в столице Черноземья она пережила три сложнейших операции на прямой кишке, два курса лучевой терапии и одну «химию». Но все было безрезультатно, оставалось надеяться только на московских медиков. «Я карабкалась, как могла, и очень хотела жить, – со слезами вспоминает пожилая жительница Воронежа. – Пенсия в 7,5 тысяч рублей да пособие по инвалидности – вот и все мои доходы. Сами понимаете, как тяжело давалась оплата лечение. К тому моменту у меня уже ушло 80 тысяч рублей, а тут – поездка в Москву». По приезду сориентироваться в незнакомом городе удалось не сразу: женщина даже провела несколько ночей на вокзале. Ее сыну в спешном порядке удалось собрать по знакомым около 100 000 рублей: эта сумма помогла исполнить мечту Анны Александровны. После сложнейшей 9-часовой операции рак отступил.
«Но оставался этот долг, – делится воспоминаниями наша собеседница. – А у меня еще и сахарный диабет, а значит, особенное питание и дополнительные расходы. Где бы я взяла деньги?». Между тем, знакомые хоть и относились с пониманием, но в разговорах деликатно напоминали о деньгах.
Помощь пришла как раз в тот момент, когда у Анны Александровны уже практически не осталось сил: женщина, отвоевавшая свою жизнь у онкологии, готова была сдаться. «Честно говоря, я не ожидала, что кто-то отнесется с пониманием к моим проблемам. Когда мне позвонили и рассказали о его решении, я пребывала в шоке, ведь теперь у меня, как по волшебству, появилась возможность отдать все долги».

О прозе бедной старости
Супруги Быкановы, как и многие, прожили интересную жизнь: по молодости объездили всю страну от Кавказа до Зауралья, воспитали детей и, несмотря на все невзгоды, продолжают оставаться друг для друга единственной опорой. «Я уже не помню всех дат, – неловко оправдывается Тамара Анатольевна, кандидат химических наук, бывший преподаватель Воронежского государственного педагогического университета. – Старость, знаете ли... Мы поженились на первом курсе и всегда были вместе».

 

 

 

Фото из семейного архива Быкановых

О своем супруге наша собеседница говорит с женской нежностью: «Он хороший человек, и нельзя говорить иначе хотя бы потому, что он тяжело болен».
Чем старше становились Быкановы, тем больше проявлялось болезней: Тамара Анатольевна из-за проблем с тазобедренным суставом не расстается с палочкой, а правая рабочая рука оказалась практически полностью парализована. Из-за глухоты мужа в семье общаются исключительно записочками. В самые плохие дни дает о себе знать его психическое заболевание: именно на совести этого недуга ободранные обои и исчезнувшие фотографии в квартире. 
Все бы ничего, но нищета в их скромном жилище проступает во всем: Тамара Анатольевна не знает о чем мечтать: о средствах на ремонт или пополнении запасов продуктов питания. «На моем пути встречались добрые люди, но я не ожидала, что нас, стариков, кто-то поддержит сейчас. Мы лично виделись с Ильей, он произвел впечатление необыкновенного, удивительно спокойного человека. Я даже хотела посвятить ему стихотворение, попробовала написать, но... Я ведь ничего не знаю о нем! Теперь думаю, как распорядиться средствами: может, хоть немного, приведу в порядок дом».

*Имя изменено по просьбе нашей героини

 В ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ:

О благотворительности из первых уст

 

Светлана Рейф
239-09-68
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели