В рамках Платоновского фестиваля прошла встреча с Вадимом Эрлихманом, редактором серии книг «Жизнь замечательных людей»
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

В рамках Платоновского фестиваля прошла встреча с Вадимом Эрлихманом, редактором серии книг «Жизнь замечательных людей»

11 июня 2013 / просмотров – 924
Культура
10 июня в областной библиотеке имени Никитина прошла встреча с историком, писателем, редактором серии книг «Жизнь замечательных людей» Вадимом Эрлихманом. Он рассказал о появлении биографии как жанра, о возникновении серии «Жизнь замечательных людей» и необходимом балансе между художественностью и научностью.

Развитие жанра биографии

Биографии появились еще при египетских фараонах. Да и Евангелие, по сути, является описанием жизни Христа. Кроме того существуют жития святых, которые также являются биографиями. Долгое время жанр биографии оставался привилегией литературы, соответственно художественность в нем сильно преобладала над научностью. В то время биографии использовались как назидание, служили примером, как можно и как нельзя делать.

«К сожалению, сейчас аудитории интересней читать не про хорошие поступки, а наоборот про порок, смаковать различные подробности», - говорит Эрлихман. Понятие замечательного человека вытесняется понятием «звезда». Часто в редакцию пишут письма возмущенные читатели с вопросами, почему не появляются книги о Ксении Собчак или Тимати.

Как понимать замечательность?

С течением времени к понятию замечательности в редакции подходили с разных сторон. Например, в соответствии со словарем Даля, «замечательный» - заметный, чем-то отличившийся. По словарю Ожегова, «замечательный» – хороший. Изначально было выбрано толкование Даля, т.е. замечательный человек – это тот, чей пример может чему-то научить, независимо от того хороший это пример или плохой. Так первая книга, вышедшая в этой серии 122 года назад, была о Торквемаде, первом испанском инквизиторе. «Пример хоть и негативный, но все же учит, что на костре людей жечь нельзя», - смеется Эрлихман.

После Великой отечественной войны понятие замечательности изменилось. Тогда стали писать только о положительных героях: революционерах, талантливых полководцах. Сейчас редакция вернулась к начальному толкованию слова. Однако все же есть одно табу: не выпускаются книги о Гитлере и его приспешниках. «Мы не будем их издавать, пока жив хоть один ветеран. В сознании многих людей осталось советское понимание замечательности как «хорошести», - объясняет Вадим Эрлихман.

 Гармония литературы и науки

Работая в жанре биографии, нужно всегда помнить о балансе художественности и научности. С редакцией сотрудничают и ученые, и литераторы. Частенько ученым не хватает красочных описаний, а литераторам - фактов. Однако необходимый баланс все же удается поддерживать. Книги, выпущенные издательством, часто становятся образцом биографического жанра.

 

Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели