Вечер в пьяном угаре
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Вечер в пьяном угаре

15 июля 2013 / просмотров – 1817
Криминальное чтиво
… Когда Николая Степановича разбил инсульт, его дочь Оксана забыла, что такое сон. Она разрывалась между домом, работой и больницей. Делала все, чтобы вернуть отца к жизни: после приступа ему нужен был особый уход. Как-то вернувшись домой, услышала от сына: «Да не вернется он больше к нам! Что ты с ним возишься?» Оксана не сдержалась – влепила ему пощечину. Юра затаил обиду, которая со временем «выросла» в злобу, даже агрессию, и «вылилась» на деда…

«Ты долго не протянешь!»

Из больницы Николая Степановича выписали через пару месяцев: дочь забрала его к себе. С того времени Михайловы стали проживать вчетвером: Оксана, ее муж, сын и отец. Юре пришлось потесниться: деда определили ему в комнату. Парень психанул: «Я не буду с ним жить! Вы что?!» Родители ничего не ответили: все было уже решено.

Дома Николай Степанович стал потихоньку восстанавливаться. Правда, каждый раз хватался за сердце, когда слышал от внука всякие колкости. «Тебе все равно недолго осталось! – орал тот, когда напивался. – Ты долго не протянешь!» Оксана не знала, что делать с сыном, как вразумить. Пыталась объяснить: «Так нельзя – он же твой родной дедушка!» Юра жаловался, что не может находиться с ним в одной комнате 24 часа в сутки: «Он вечно ноет, бухтит, кряхтит, ему что-то надо. Надоело!» Мать лишь разводила руками. «Мы тоже с отцом состаримся, и что тогда? Сдашь нас в дом престарелых?» – как-то спросила она. Сын на это ничего не ответил, отмолчался, но после этого немного присмирел.

 

Тело во дворе

… 19 августа 2005 года Оксана Михайловна возвращалась с ночной смены. Подошла к дому, толкнула ногой калитку, сделала несколько шагов и на минуту застыла. Во дворе лежал отец – лицом вниз. Закричала: «Папа!», и кинулась к нему. Николай Степанович не реагировал – ни на слова, ни на толчки. Оксана побежала к телефону, вызвала скорую.

«Тогда я подумала, что у отца опять случился приступ, – признавалась она следователям после ЧП. – Оказалось – умер…» Но позже выяснилось: пожилого мужчину убили. На теле пенсионера виднелись следы от побоев, на лице «запеклась» кровь. А позже, после судебно-медицинской экспертизы, стало известно и еще одно: старика задушили.

В тот день, когда это произошло, сыщики предположили: Михайлов мог стать жертвой нападения грабителей. Когда они вошли в дом, в одной из комнат – там, где жили Оксана с мужем – был бардак: на полу разбросаны вещи, матрас сброшен с кровати. Дочь убитого пенсионера сразу же отмела эту версию: «Такого не может быть! С папой был Юра. Воры и носа бы не сунули».

Сына искали долго. Нашли в сарае – полуживым: он был мертвецки пьян и спал. А муж Оксаны, как она пояснила, уехал в командировку.

 

Абсурдное предположение

Когда Михайлова-младшего растолкали, он не понимал, что происходит. Перевел взгляд с одного оперативника на другого, потом на мать, и еле ворочая языком спросил: «Что такое?» Но сейчас, когда от молодого человека разило, как из винной бочки, и он плохо соображал, объяснять что-либо не имело смысла.

Парню дали время отоспаться, а одежду и обувь, в которой он был, отправили на экспертизу. На его футболке и кроссовках отчетливо просматривались бурые пятна – скорее всего, кровь. Это впоследствии подтвердили эксперты. После лабораторных исследований выяснилось: она принадлежит Николаю Степановичу.

Мог ли внук убить? Оксана Михайлова отказывалась в это верить: «Да вы что! Этого абсурд!» Она призналась: они часто конфликтовали, но чтобы Юра поднял руку на деда – никогда.

 

Первые признания

С этим же вопросом сыщики обратились к соседям Михайловых. Один из них рассказал, что накануне вечером слышал, как дед с внуком снова ругались. Даже не видя это воочию, мужчина понял: Юрий пьян, и ссорились они как раз из-за этого.

Сам Михайлов на первом же допросе уверял, что ничего не помнит. А когда следователи поинтересовались, откуда на его одежде следы крови, помрачнел, словно туча. Казалось, память к нему начала возвращаться и он признался.

«Я сидел на веранде, выпивал, но дед не давал покоя: то воды принеси, то в туалет отведи, – рассказывал парень. – А дома-то никого. Пришлось его обслуживать». По словам Юрия, чем больше он пил, тем чаще в его воспаленном сознании всплывали картинки из прошлого, как дед ворчал, поучал, ругался. «Мне иногда казалось, что он делает это назло, – поделился парень со следователями. – Терпение заканчивалось».

 

«Я не соображал, что делаю…»

Юрий поднял стопку, но как только поднес ее, чтобы опрокинуть, на веранду вышел Николай Степанович и с укором посмотрел на уже опьяневшего внука. «Говорит: «Ты опять с бутылкой?» – вспоминал подробности той ночи Михайлов. – И опять начались нравоучения. Я взорвался!»

Дед стал потихоньку спускаться по лестнице, чтобы выйти во двор. Тот последовал за ним. «Я не соображал, что делал. Взял и толкнул. Потом еще раз. Набросился с кулаками. Он упал… Не знаю, как так получилось, но руки сами потянулись к шее. Не хотел я…»

 

P.S. 26-летний Юрий Михайлов был признан виновным в совершении убийства. Суд приговорил его к 11 годам лишения свободы. Их он отбывает в колонии строгого режима.

 

Имена и фамилии всех участников уголовного дела изменены по этическим причинам. Любые совпадения с реальными людьми являются случайными.

Татьяна Кирьянова
239-09-68
kiryanova.tanya@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели