Воронежцы увидели «танец со светом» – «Неподвижный поток» Рассела Малифанта
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Воронежцы увидели «танец со светом» – «Неподвижный поток» Рассела Малифанта

12 июня 2014 / просмотров – 2174
Культура

Удивительная постановка всемирно известного хореографа состоялась на воронежской сцене в дни Платоновского фестиваля искусств, в сотрудничестве с Международным театральным фестивалем имени Чехова и в рамках Перекрестного Года культуры Великобритании и России.

Свето-теневая композиция

«Неподвижный поток» стал плодом совместного творчества хореографа Рассела Малифанта и виртуозного художника по свету Майкла Халлса. То, что лучи и проекции являются полноправными – если не первостепенными – участниками сценического действия, зритель ощущал с первой минуты действа. Столб света, то статичный, то нестабильный и живой, создавал магическое поле, в котором двигался танцор. Вступая в своеобразный диалог с движениями тела, прерывистый луч создавал визуальные эффекты на грани нереального. Казалось, что подобную пластику, стремительность или текучесть можно показать лишь на экране, средствами монтажа и компьютерной графики. Но зрители видели это своими глазами, вживую, прямо на театральной сцене, и оттого не могли расстаться с ощущением сверхъестественности происходящего.
– Я так подробно работаю со светом уже давно, с середины 90-х, – рассказал Рассел Малифант. – Начиная новую постановку. Я отталкиваюсь именно от световых задач, а не от музыки, как это обычно происходит. Со светом можно работать так же, как с артистом, то есть ставить с ним танец.


На пороге транса
Сакральность творческого пространства во многом создавала музыка. Напряженные ритмы ударных с «шаманскими» отголосками переплетались с «техногенным», космическим электронным звучанием. Этот синтез света, музыки и движения погружал присутствующих в состояние, близкое к трансу.
Композиция спектакля также стала сюрпризом для публики. «Неподвижный поток» сложился из нескольких отдельных хореографических зарисовок, где сольно, в дуэтах и трио выступал сам Рассел Малифант и артисты его группы – Диксон Мбай, Томасин Гульгек и Кэрис Стейтон. Между этими отрывками даже опускали занавес и включали в зале приглушенный свет. Во время танца царил принципиально важный кромешный мрак.
Один из самых интересных и запоминающихся визуальных световых эффектов постановки – трассирующие движения актеров. Взмах рукой, вращение оставляли за собой видимый след. Возникало ощущение то ли плотного пространства (темноты? света? воздуха? вакуума?), рассекаемого движением, то ли сверхъестественного замедления времени и изменения в зрении.


Сложности перевода
По завершении сеанса в зрительном зале состоялась встреча актеров и публикой: сам Рассел Малифант и его коллеги открыто и дружелюбно пообщались с воронежцами. Впечатленная спектаклем публика засыпала гостей из Великобритании вопросами.
Зрители обратили внимание на англоязычное название спектакля – «Still current» – и обсудили с Расселом всю полноту смыслов, заложенных в этих словах. Оказалось, что перевод «неподвижный поток» не в полной мере отражает суть идеи. Словосочетание «still current» содержит еще оттенок смысла в духе «все еще важно» или «актуально и сейчас». Рассел считает эту мысль важной – то, что происходит на сцене, это и «fixed flow» (то есть именно «неподвижный поток») и «still current», так как артисты, танцуя и импровизируя, каждый раз заново пробуют и ощущают – важно ли, актуально ли сегодня то, что они делают?
Хореограф рассказал, что главное в работе труппы – это принцип плавности и той самой непрерывности потока – то, что артисты называют «flow». Танцоры в свою очередь отметили, что работа с Расселом отличается от сотрудничества со многими другими мэтрами.
– В постановках Рассела ничего из того, что мы делаем, не воспринимается как неверное. У каждого из нас разное тело и свои способности. Рассел умет работать с профессионализмом и талантом каждого актера, помогая ему воплотить в танце полноту своих возможностей в русле идеи проекта, – рассказал Диксон Мбай.
– Рассел работает как скульптор: от видит нас целиком, и высекает из нашего таланта именно то, что воплотит идею в ее полноте и целостности, – добавила Кэрис Стейтон.
Этот состав можно назвать устоявшимся – все трое актеров уже участвовали в проекте Рассела Малифанта прежде. Предыущя постановка была вдохновлена творчеством Родена. Именно для нее, как признался Рассел, он искал танцоров. В Диксоне, встретившемся ему на сцене «Сэлерс Уэллс» он увидел весомость, созвучную роденовскому духу. С Кэрис встретился на мастер-классе. А Тома ему посоветовали друзья – и оказалось, что тот не только прекрасный танцор, но и практикует капуэйру, близкую и Расселу. К слову, в спектакле «неподвижный поток» составляющими хореографии стали элементы техники классического балета, контактной импровизации, йоги, тай-ши и цигун.

Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели