«Я пошел бы с ним в разведку!»
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

«Я пошел бы с ним в разведку!»

17 мая 2019 / просмотров – 804
Городская жизнь

В темно-синем бархате курского неба вспыхнула и закарабкалась вверх ракета. Описав привычную скрюченную дугу и озарив местность, она с шипением упала в ночную тишину. Сыроватый летний воздух жадно заглотил ершистый шнур дыма. До немецких позиций оставались считанные мгновения. Для Михаила Меркулова наступил час «боевого крещения» – он впервые в составе разведгруппы вышел за «языком». Что у него было на душе – одному богу известно. Испытывал ли страх? Несомненно. Но страшнее было подвести товарищей

- Деду поручили ликвидировать часового, – рассказывает внук Валентин. - Справился успешно, правда немного переборщил, вложив в свой первый в жизни удар по фашисту, всю силу и злость. Брызнувшая кровь запарила, оставив на губах вкус железа. С тех пор у деда было много разных вылазок в стан врага, уходили на глазах боевые друзья, менялись лица пленных офицеров и очертания местности. Неизменным оставался лишь привкус войны – ветераны знают, о чем речь…

«Я пошел бы с ним в разведку» – говорят о человеке, на которого можно положиться. Что такое настоящая фронтовая разведка, чего стоил каждый поход за линию фронта, какой кровью платили за «языков» и ценные разведсведения?

 

Мы находимся в редакции «ГЧ», беседуем, рассматриваем фотографии из семейного альбома. Валентин перехватывает мой взгляд: «Мы, действительно, похожи с дедом, как две капли воды. Меркуловы все рослые, крепкие, с характером».
Вновь возвращаемся на Курскую дугу, в лето 1943-го… Тогда разведчики в полном составе, что редкость, вернулись к своим укреплениям. Допрашивать фрица выпало Михаилу. Он в совершенстве знал немецкий, включая диалекты. Звание не позволяло вести эту процедуру, но выхода не было. Молодому разведчику оттерли спиртом налипшую кровь, накинули офицерский китель… Руки тряслись, сказалось нервное напряжение. «Языку», объяснили происходящее кратко - мол, контужен наш «офицер», но допрос состоится. Полученные сведения оказались весьма ценными. Спустя время за отличие в службе Михаил Меркулов был представлен к ордену Красной Звезды. После были еще награды, и за каждой из них стоял подвиг. Во имя и вопреки - с этими словами он прополз и прошел сотни километров, раздобыл массу важных сведений, приближая час долгожданной победы. В моменты редких передышек часто вспоминал родительский дом в Борисоглебске. Как ему 17-летнему босоногому пареньку (жили скромно), предложили обучение в разведшколе, выдали обмундирование, сапоги… Как забежал к матери попрощаться в полной экипировке… Как она, утирая слезу, перекрестила его на дорогу…

 

Разведка - тоже атака, но тихая, с проверкой нервов на прочность. Геройство здесь не самое главное. Важнее сообразительность, быстрая реакция, умение действовать сообща, ну и удача. Порой только она решала исход операций по взятию «языков». Без потерь обходилось редко. Чаще всего пленный стоил жизни нескольким разведчикам. За глаза их часто называли невидимками, но результат работы всегда был ощутимым

 

- Михаил Васильевич прошел войну и прожил долгую, интересную жизнь. – продолжает Валентин. – В этом году он встретил свою 94-ю весну. Она стала последней… Для меня он навсегда останется любимым дедом, другом и учителем. Багаж знаний и жизнелюбие, которые я получил от него, не раз выручали в трудных ситуациях. Он учил меня при любых обстоятельствах оставаться человеком и не изменять выбранному пути. И вновь во имя и вопреки… В мясорубке войны дед, как и его товарищи, не прекращал верить в Победу. И эта вера спасла его… Непростым испытанием стала переправа через Одер. Под артиллерийским огнем вышли на середину реки. Враг словно издевался, пристреливаясь по штурмующим и применяя так называемую «вилку»*. Контуженного, с обширными ранами, его подобрали под мостом. С тех пор он почти не слышал на одно ухо, но это не помешало ему в дальнейшем сделать карьеру, дать путевку в жизнь не одному поколению молодежи в родном Борисоглебске. Будучи проректором пединститута, он не раз требовал дать «добро» на зачисление искалеченным фронтовикам, которые не проходили по конкурсу. Для многих из них учеба была единственным шансом вернуться в мирную жизнь и вновь быть полезными стране.


9 мая Валентин с портретом деда прошел в рядах «Бессмертного полка». Ветеран Великой Отечественной войны, Почетный ветеран Воронежской области Михаил Васильевич Меркулов навсегда останется в строю.

 В календаре профессиональных дат есть День военного разведчика, который ежегодно отмечается 5 ноября. В прошлом году исполнилось 100 лет со дня появления этой службы
Фронтовики не любят вспоминать войну, это ранит душу. А если что и рассказывают, то сухо и нехотя. Психологи называют такой феномен вытеснением. А ведь и правда добро всегда побеждает зло, мир – войну, справедливость – беспринципность и анархию
Справка «ГЧ»

«Надев маскировочный халат, крепко завязав все шнурки – у щиколоток, на животе, под подбородком и на затылке, разведчик отрешается от обычной житейской суеты, от великого и от малого. Разведчик уже не принадлежит ни самому себе, ни своим начальникам, ни своим воспоминаниям. Он подвязывает к поясу гранаты и нож, кладет за пазуху пистолет. Так он отказывается от своего прошлого и будущего, храня все это только в сердце своем.
Он не имеет имени как лесная птица. Он вполне мог бы отказаться и от членораздельной речи, ограничившись птичьим свистом для подачи сигнала товарищам. Он срастается с полями, лесами, оврагами, становится духом этих пространств – духом опасным, подстерегающим, в глубине своего мозга вынашивающим одну мысль: свою задачу.
Так начинается древняя игра, в которой действующих лиц только двое, человек и смерть».
                                                                                                                               «Звезда», Э. Казакевич

Справка «ГЧ»

*Вилка — артиллерийский прием, во время которого выполняются два выстрела, один — с перелётом, другой — с недолётом. Захват цели в вилку является желаемым результатом пристрелки, после которого можно начинать стрельбу на поражение.

Справка «ГЧ»

Зима 1942–1943 годов для немцев была непростой. Вермахт понес огромные потери в технике и живой силе. Катастрофа под Сталинградом серьезно пошатнула авторитет Рейха. Речи о победе Германии стихли, теперь немцы могли только надеяться покинуть масштабное поле боя с наименьшими потерями.
Для того, чтобы попытаться восстановить престиж фашистам требовалась победоносная кампания. Так появилась «Цитадель» — идея наступления под Курском. Шансы на успех этой операции изначально оценивались немецкими командирами весьма скептически. И не зря. Ее финалом стало вполне закономерное поражение вермахта.

Анжелика Шилина
239-09-68
36glch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели