Художник Арсений Жиляев: «Искусство, представляющее какой-то красивый объект, для меня недостаточно»
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Художник Арсений Жиляев: «Искусство, представляющее какой-то красивый объект, для меня недостаточно»

3 февраля 2014 / просмотров – 1808
Культура

На днях в Центре современного искусства состоялась очередная встреча в рамках проекта Artist talk. На этот раз героем вечера стал Арсений Жиляев, являющийся одним из основателей Центра.

От Воронежа до Парижа

Арсений родился и долгое время жил в Воронеже, учился в ВГУ на факультете философии и психологии. «Рисовать я не умел, –  вспоминает Жиляев, –  поэтому у меня не было возможности поступить в художественный вуз». Он пробовал заниматься наукой, но в скором времени понял, что ученое сообщество не принимает его. Исследования  Жиляева скорее походили на что-то междисциплинарное, на то, что сейчас называется термином artistic research и относится к современному искусству. Осознав свое «предназначение» он примкнул к другим молодым воронежским художникам, образовав вместе с ними арт-сообщество. Однако нужно было двигаться дальше, и Арсений отправился в Москву, где отучился в Институте проблем современного искусства. Сейчас Жиляев – участник многочисленных выставок, создатель экспозиций в формате музея, одна из которых была представлена в Третьяковской галерее. А совсем недавно выставка Арсения открылась в Париже.  Но обо всем по порядку.

Отбросив красоту в погоне за смыслом

Перебравшись в Москву и подчинившись «правящему» там формализму, Арсений начинает работать с различными материалами, тем самым отходя от своих исследований. Но вскоре он осознает, что для него явно не хватает минимума художника-формалиста. «Искусство, представляющее какой-то красивый объект, для меня недостаточно», - говорит Жиляев. Он стремился к созданию объемных работ, могущих рассказать историю, как кинолента. Единственный способ, по мнению Арсения, показать сложное повествование – превратить выставку в коллаж. Так он пришел к идее создания экспозиций в формате музея, часто населяют которые работы вымышленных авторов. Первая подобная выставка «Новый музей революции» прошла в галерее «Х.Л.А.М.» и была вдохновлена биографией Теда Качинского (американский философ и математик, ставший террористом, известен рассылкой бомб по почте – прим. ред.).

Музей в музее

В Третьяковской галерее существует программа «Музей художника», в ее рамках Жиляев «выступил» с «Музеем пролетарской культуры». Идеей этого проекта стало создание фиктивного музея в настоящем. Толчком к его появлению послужил тот факт, что из-за советской идеологии Россия долгое время была вычеркнута из контекста мирового искусства. Однако в то время в нашей стране развивалась авангардная музеология. Картины могли быть выставлены в интерьере, работы буржуазного художника в одном, работы пролетарского – в другом. Это как будто способствовало «прочувствованию» духа работы. Тогда же могли выставить копии вместо оригиналов. Идеи тогдашних музеологов во многом созвучны с идеями современного искусства, и выставка Жиляева находится в неком взаимодействиями с ними. Концепция его проекта заключается в том, что существует некий музей будущего, где в искусство включены произведения, которые раньше ими не являлись, то есть речь пойдет о народном творчестве. Его природа менялась примерно каждое десятилетие. Например, одно время люди самостоятельно делали мебель. В 80-ые любили создавать всевозможные коллажи, 90-ые отражаются наличием «алтаря», посвященного рок-кумирам, который был в комнате практически каждого подростка. Инсталляционные виды соответствовали виду музея 70-ых.

О России на весь свет

Также на счету Арсения проект «Архив музея истории будущего», в рамках которого велась девятимесячная образовательная программа по истории и искусству. В итоге появилась выставка, показывающая новых, безвестных героев советского времени.

В конце 2013 года Жиляев представил выставку под названием «Спаси свет», одноименную кампании в поддержку заключенного активиста Владимира Акименкова. По легенде в экспозиции представлены работы нескольких художников, имеющих реальные прототипы и олицетворяющих собой различные культурные пласты. Каждый зал – это трактовка отношений между политикой и искусством. По словам Арсения, выставка получилась весьма мрачной. Так в последнем зале не было ничего, кроме плазменного телевизора, на котором чередовались темнота и свечение. Когда появлялся черный фон, посетители могли слышать запись процесса Акименкова.

Парижская выставка «М.И.Р.: новые пути в сторону объектов» посвящена видению России и того, к чему она движется. Арсений специально доводит факты до абсурда, чтобы показать «странность» некоторых событий.

Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели