«Даже в самые темные времена все верили в нашу Победу!»
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

«Даже в самые темные времена все верили в нашу Победу!»

8 апреля 2015 / просмотров – 1805
Персона

На этой неделе корреспонденты «ГЧ» побеседовали со свидетелем страшных событий Великой Отечественной войны, ветераном труда, педагогом с полувековым стажем, 88-летней Марией Ивановной Жерноклеевой (в девичестве – Кисляковой).

22 июня 1941 года 14-летняя Маша вместе с подружками прогуливалась по улицам родного села Боево, что в Каширском районе. Девочки беззаботно смеялись, когда их веселье прервало внезапное появление соседского паренька, по лицу которого катились слезы. «Что вы делаете, глупые? Война началась, а вы хохочете!» – закричал он.

Молотобоец в юбке
«Когда я ошарашенная пришла домой и начала расспрашивать маму, она была абсолютно спокойна, не осознавая до конца серьезность ситуации, – вспоминает Мария Ивановна. – А вот отец вернулся с работы мрачнее тучи. Говорит, раз война – прощайтесь с мужчинами». Иван Митрофанович оказался прав: старшего сына, Николая, на фронт забрали сразу, примерно через месяц повестка пришла ко второму сыну, Алексею. А вот самого главу семейства руководство села воевать просто не отпустило: золотые руки кузнеца в третьем поколении нужны были тылу.

В отсутствие братьев главной помощницей Ивана Митрофановича стала Маша. Причем девочка оказалась не только смекалистой, но и трудолюбивой: не ленилась вставать в 3–4 утра, чтобы помочь, попутно набираясь опыта в кузнечном деле. «Односельчане даже начали посмеиваться надо мной, – говорит Мария Ивановна. – Действительно, молотобойца в юбке не часто увидишь! Но времена были такие, что выбирать не приходилось».

«Горе заставляет взглянуть на мир по-другому»
Хотя непосредственно в боевых действиях Мария Ивановна в силу возраста участия не принимала, она стала свидетельницей многих ужасов войны. «В небе над селом то и дело проносились горящие самолеты, – делится ветеран. – Одна из машин рухнула прямо на дом одноклассницы: девочка чудом спаслась, но стала сиротой». Другое воспоминание нашей собеседницы связано с пленными фашистами. «Их гнали по главной улице, жалких, в лохмотьях, совершенно измученных. Позже папа отсыпал немцам немного табака: «Знаю, что враги, а сердце разрывается, ведь они тоже люди!» Парадокс, но горе такого масштаба заставляет взглянуть на мир по-другому, стирает границу между целыми народами».

Победа, определившая будущее
День окончательного разгрома фашистского агрессора также произвел неизгладимое впечатление на Марию Ивановну. «Творилось что-то невообразимое! В одном доме люди рыдают навзрыд: оплакивают погибшего родственника, в другом – радостно поет гармонь – значит, есть надежда на возвращение близкого человека. Тому, кто не пережил те страшные годы, не понять, что происходило у нас в душе. Скажу одно: даже в самые темные времена все верили в нашу Победу!»

После окончания Великой Отечественной войны в семью Кисляковых вернулся лишь средний сын, который и продолжил семейную династию кузнецов. Старший же Николай обрел покой под Берлином: в последнем письме от 8 марта 1945 года он писал, что очень скучает по родным.

Что касается нашей героини, ее война научила стойкости, ответственности и редкой душевной чуткости. Именно эти качества вкупе с острым от природы умом помогли Марии Ивановне стать прекрасным педагогом и обрести настоящее семейное счастье. Сегодня у Марии Жерноклеевой 5 внуков и 3 правнука, для которых она является непререкаемым авторитетом и примером во всем.

Екатерина Беленова
239-09-68
36glch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели