Игорь Чижмаков: "На сцену я попал из радиорубки"
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Игорь Чижмаков: "На сцену я попал из радиорубки"

9 июля 2014 / просмотров – 2715
Персона

Подростком он закалял характер, участвуя в уличных битвах «стенка на стенку», и всерьез занимался плаванием. В юности получил профессию радиста и о сцене даже не помышлял. «В драмтеатр я попал случайно», – говорит его директор Игорь Чижмаков, но оказалось, что случай – отличный драматург. Игорь Михайлович посвятил театру 47 лет своей жизни. О том, как все начиналось, он рассказал «ГЧ».

«Мы жили на территории «макаронки»
Детство Игоря Михайловича пришлось на послевоенную эпоху. «Время было трудное, но бурное и интересное», – говорит он. Воронежцы с энтузиазмом возрождали разрушенные улицы и радовались тому, что больше нет войны. В восстановительном процессе участвовали и бывшие оккупанты. «Одно из первых воспоминаний – тучи людей в серых шинелях на мостовой, это пленные немцы шли на работу, – рассказывает наш собеседник, – еще впечатались в память заводские гудки. Моя мама была главным бухгалтером на макаронной фабрике, и мы жили прямо на территории «макаронки». Так что гудки, возвещавшие о начале и конце рабочей смены, сопровождали все мои детские годы».
Уличные сражения
Ему доводилось участвовать в уличных битвах. Тогда между мальчишками из разных районов разворачивались настоящие турниры. Бились «стенка на стенку» и один на один, отстаивая честь и превосходство своей «территории». «Я жил на Чижовке, – рассказывает Игорь Михайлович, – мы воевали с Отрожкой, Девяткой, то есть с ребятами из района улицы 9-го января, ходили драться в Парк живых и мертвых… Словом, детство у нас было довольно хулиганское. Но драки не были подлыми. Если кто-то выходил биться один на один, остальные не вмешивались».
Засекреченное предприятие
Потом пришло серьезное увлечение плаванием. Юный Игорь занимался в команде известного тренера Игоря Глебова, выступал за команду «Динамо», получил разряд кандидата в мастера спорта. К тому времени он уже поступил в радиотехникум, который затем был преобразован среднетехнический факультет политехнического института. По его окончании, молодой специалист был назначен по распределению на засекреченное предприятие под названием «Почтовый ящик-121».* Оно было создано на базе опытно-конструкторского бюро завода «Электросигнал» и позднее выросло до НИИ связи, а ныне это концерн «Созвездие».
На съемках киноэпопеи «Война и мир»
Особым в его жизни стал армейский период – Чижмакову довелось служить в 11-м отдельном кавалерийском полку, специально образованном для съемок киноэпопеи Бондарчука «Война и мир».** Грандиозную Бородинскую битву воссоздавали под Дорогобужем, в долине Днепра, по рельефу похожую на местность, где состоялось реальное сражение. В составе полка Игорь Михайлович участвовал в этих исторических съемках и даже попал в «свиту Багратиона»!
«У нас у каждого в подсобке на конюшне был целый «гардероб» из мундиров русских и французских уланов, карабинеров, гусаров», – рассказывает Чижмаков. Здесь он узнал, что такое шенкеля – важная деталь в «конной науке». Так называют внутренние поверхности ног от ступни до колена. Освоишь правильные движения – сможешь управлять лошадью. После первой тренировки в манеже новички в кровь стерли ноги. Тогда в другое подразделение отпросилось несколько спортсменов-пятиборцев из ЦСКА, а Чижмаков, который никогда не пасовал перед трудностями, остался и уже на следующий день гарцевал в седле.
Судьбоносное танго
Съемки продолжались два месяца и сдружили ребят из разных уголков СССР. «Я был единственный русский в нашем многонациональном эскадроне, и все отлично ладили», – говорит Игорь Михайлович.
Потом была служба в полковой школе, где наш собеседник освоил профессию радиста. Она-то и привела его в воронежский драмтеатр. В 1967-м, когда Чижмаков демобилизовался, там как раз понадобился специалист по радиотехнике, и его взяли на работу. В то время главный режиссер Мейер Гершт ставил спектакль по «Интервенции» Славина. Уже вовсю шли репетиции и одна из сцен категорически не нравилась Мейеру Абрамовичу. Тогда главреж обратил внимание на молодого радиста с чеканным профилем и скомандовал: «А ну пройдись с актрисой в танго!» «На сцену режиссер меня вытащил буквально за шиворот, – говорит Чижмаков, – а через некоторое время меня приняли во вспомогательный состав труппы… Больших ролей я тогда не играл, но все равно работа захватывала. В нашем театре было много любимых зрителями актеров, с ними было интересно работать».
«Здесь я встретил свою любовь»
Знаменательным для молодого артиста стал 1969 год, когда в театр пришел режиссер Глеб Дроздов, впоследствии руководитель известного тольяттинского театра «Колесо». Он дал Чижмакову одну из главных ролей в постановке по «Иркутской истории» Арбузова. Потом были и другие спектакли. Сейчас в актерском багаже Игоря Михайловича около 50 ролей. «Наш театр выпускал за сезон пять–семь спектаклей, и я играл почти в каждом, – рассказывает наш собеседник, – параллельно, без отрыва от сцены, окончил институт искусств. Но самое главное – в театре я встретил свою любовь – Людмилу Кравцову». Людмила Александровна много лет блистала на сцене, создав множество ярких и неповторимых образов. Спектакли с ее участием неизменно собирали полные залы. К сожалению, ее уже нет с нами… «Она была не только талантливейшей актрисой, но и прекрасным человеком, – говорит Игорь Михайлович, – годы, прожитые с ней, для меня самые счастливые». В 1979-м, когда директор театра Николай Полуянов предложил ему стать заместителем, он первым делом подумал, что у них с женой будут отпуска в разное время и отказался. «Я в то время активничал в профсоюзе, и Николай Иосифович счел меня подходящей кандидатурой, – поясняет он, – сам я никогда к руководящим должностям не стремился. Переубедил меня шурин. Он тогда сказал: у тебя молодая семья, а зам получает больше актера. Короче, мы поразмыслили, и на утро я пошел «сдаваться». С тех пор на плечи Чижмакова легли многочисленные организационные и административные вопросы. «Когда через пять лет мне совершенно неожиданно предложили на пятом этаже обкома партии должность директора, – рассказывает Чижмаков, – я спросил – а Николай Иосифович? Мне ответили, что там же в беседе он как-то сказал – театр оставлю только на Игоря».
«Главное – быть справедливым»
С тех пор Игорь Михайлович бессменно руководит театром уже четверть века. На это время пришлись нелегкие испытания, связанные со строительством нового здания на Советской площади и реконструкцией театра на его историческом месте. «Конечно, за эти годы было много непростых моментов, – говорит наш собеседник, – вообще работа любого руководителя сопряжена с большой ответственностью. Самое сложное – принимать решения и брать все на себя. Главное – быть справедливым и не обижать коллектив». Еще он убежден, что в театр невозможно не влюбиться: «Это же постоянное творчество, это яркие, талантливые люди, это очень интересная жизнь. Когда-то, еще в армии, мне попалось интервью с космонавтом Феоктистовым, в котором ему задали вопрос «Каково Ваше представление о счастье?» Казалось бы, банальнейший вопрос, но его ответ как-то «зацепился» в душе. Он сказал: счастье – это найти свое место на земле, свое дело и делать его так, как никто другой делать его не смог. Мне найти свое место в жизни помог случай, и я счастлив, что он привел меня в театр».

«Из зеркала на меня смотрел Николай II»
В конце 1970-х Игорь Чижмаков мог сыграть царскую роль, и это вовсе не метафора. «Тогда наша трупа гастролировала в Ленинграде, и все артисты оставили свои фотографии в базе данных «Ленфильма». Потом мы отправились в Петрозаводск, и вдруг звонят с киностудии и приглашают на пробы к Глебу Панфилову, который был тогда главрежем «Ленфильма». О какой роли идет речь, мне не сказали, но отметили, что предложение стоящее. Я приехал, меня загримировали для съемок, и я просто не поверил своим глазам. Из зеркала на меня смотрел Николай II! Оказывается, Панфилов задумал фильм по знаменитой книге Марка Касвинова «Двадцать три ступени вниз» о гибели царской семьи и искал актера на роль императора.
После этих проб мне сказали, что я утвержден сразу на две роли – Николая II и Великого князя Михаила. Назад я летел, как на крыльях. Но спустя некоторое время с киностудии позвонили и сообщили, что фильм запретили снимать. Тогда Панфилов даже ушел в знак протеста на «Мосфильм» вторым режиссером к Бондарчуку.

* Наименование дали по соображениям секретности, поскольку предприятие специализировалось на разработке новейших средств связи и работало на «оборонку».

**Этот полк, известный также как мосфильмовский, был сформирован в 1962 году по инициативе режиссера. После завершения съемок «Войны и мира» подразделение было сохранено и участвовало в работе над многими фильмами, в числе которых «Белое солнце пустыни», «О бедном гусаре замолвите слово», «Битва за Москву», «Сибирский цирюльник». В 2002 году на его базе был образован Кавалерийский почетный эскорт в составе Президентского полка.

На фото: праздничный вечер в честь 70-летнего юбилея Игоря Чижмакова.

Фотографии Александра Томилина.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели