Человек на своем месте, или Кредо "рамонского принца"
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Человек на своем месте, или Кредо "рамонского принца"

5 ноября 2014 / просмотров – 2477
Истфакт

Так уж вышло, что со знаменитой достопримечательностью нашего края – Рамонским замком ассоциируется в первую очередь принцесса Евгения – рачительная хозяйка, активная участница благотворительных проектов, заботливая попечительница всевозможных учреждений. Между тем, ее супруг принц Александр Ольденбургский был не менее выдающейся личностью…

Сын знаменитого благотворителя
Принц Александр Ольденбургский (1844 – 1932) являлся потомком ветви герцогов Гольштейн-Готторпских, находившихся в родстве с династией Романовых. Его отец Петр Георгиевич (двоюродный брат Александра II), был одним из самых ярких представителей российской аристократии. Его усилиями было создано Императорское училище правоведения. Он руководил женскими учебными заведениями, опекал медицинские учреждения. В сферу обширных интересов Петра Георгиевича входила и литература – известно, что в молодости он перевел на французский пушкинскую «Пиковую даму»… Словом, это был всесторонне образованный и очень энергичный человек. Его таланты в полной мере унаследовал сын Александр.
Младенец-прапорщик
Как и другим отпрыскам знатных семейств «карьеру» ему определили при рождении. Еще в младенчестве Александра «приписали» к привилегированному Преображенскому полку в качестве прапорщика. Мальчика с пеленок готовили к военной службе, но в то же время принц получил прекрасное гуманитарное образование.
В 1868 году в жизни нашего героя произошло знаменательное событие – он сочетался браком с дочерью герцога Максимилиана Лейхтенбергского и великой княжны Марии Николаевны Евгенией. Ее дядя – Александр II подарил племяннице на свадьбу поместье в Рамони. В 1880-е чета завела здесь образцовое хозяйство, центром которого стал великолепный замок в староанглийском стиле. К тому времени принц Ольденбургский успел повоевать на Балканах.
«В течение похода вел себя по-спартански»
Александр Петрович участвовал в Русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов – командовал гвардейской бригадой. Тогда он был уже генерал-майором, но, несмотря на высокий чин вкупе с принадлежностью к «сливкам общества», показал себя противником привилегий. Вот что об этом позже писал в книге «На службе трех императоров» генерал Николай Епанчин: «Принц А. П. Ольденбургский в течение всего похода вел себя по-спартански; он не имел экипажа, а всегда был верхом, не имел повара и прочих удобств жизни, питался при одном из полков его бригады наравне с офицерами…»
Отличился Александр Петрович и в боевых действиях. С этой войны он вернулся с орденами Святого Георгия 4-й степени, Святого Владимира 2-й степени с мечами и с наградным золотым оружием – саблей с надписью «За храбрость».
«Неутомимый, энергичный, строгий»
В 1881 году принц был назначен командующим 1-й гвардейской пехотной дивизий. Тогда же он стал попечителем детского приюта, Свято-Троицкой общины сестер милосердия и отцовского детища – училища правоведения.
Спустя четыре года Александр Петрович командовал гвардейским корпусом. У принца было свое видение преобразований в войсках, но он не сошелся во взглядах с тогдашним военным министром Петром Ванновским, которого очень ценил император Александр III. В 1889 году Ольденбургский покинул корпус и погрузился в благотворительную деятельность.
Еще на службе он относился с большим вниманием к вопросам здравоохранения и нередко инспектировал военные медучреждения. Известный врач, основатель журнала «Хирургический вестник» Николай Вельяминов отмечал в своих воспоминаниях:* «В 1886 году я был назначен (…) хирургом-консультантом Красносельского госпиталя. Принц Ал. П. Ольденбургский, всегда особенно интересовавшийся врачебным делом, неутомимый, энергичный, строгий и требовательный посещал госпиталь очень часто, входил во все подробности и был для нас грозой». Тогда же в столице под опекой Александра Петровича была организована весьма примечательная лаборатория под названием «Станция предупредительного лечения водобоязни по способу Пастера». Здесь изготавливали вакцину для прививок от бешенства. У этого учреждения необычная история.
Судьбоносный визит к Луи Пастеру
В 1885 году одного из офицеров гвардейского корпуса, которым командовал Александр Петрович, укусила взбесившаяся собака. Тогда принц на свои средства отправил пострадавшего в сопровождении врача в Париж – к Луи Пастеру, которого он знал лично. Ученый как раз начал осуществлять первые прививки против «яда бешенства». В то же время Ольденбургский поручил начать опыты по созданию вакцины в России. А в 1886-м появилась та самая лаборатория, на базе которой затем стали проводиться различные научные опыты.
Однако для масштабной деятельности требовалось более солидное учреждение. В ноябре 1888 года принц приобрел на личные средства участок земли с несколькими постройками и закипела работа по созданию Института экспериментальной медицины.** Спустя два года он был открыт и стал первым в России научно-исследовательским медико-биологическим центром. Именно здесь Иван Павлов провел опыты, принесшие ему в 1904 году Нобелевскую премию.
«Кавказская Ницца»
Старейшие сотрудники института впоследствии вспоминали, что жизненным кредо принца был девиз: «Нужный человек в нужном месте». Но, похоже, Александру Петровичу удавалось почти все, за что он брался. Ярким свидетельством тому стал другой знаменитый проект принца – курорт на черноморском побережье.
В 1901 году Александр Петрович побывал в Абхазии и загорелся идеей превратить Гагру в «кавказскую Ниццу». В том же году Николай II выделил из казны 7 миллионов рублей на создание климатической станции, забота по ее обустройству была возложена на Ольденбургского. Вскоре здесь были возведены водолечебница, виллы и особняки, проложена горная дорога, разбит парк с экзотичными растениями. А потом потянулись и первые отдыхающие…
Поезд Ольденбургского
В Первую мировую Александр Петрович был назначен Верховным начальником санитарной и эвакуационной части. В его ведение входили полевые и тыловые госпитали, снабжение медучреждений лекарствами и масса других вопросов. Решая их, принц регулярно объезжал фронт на поезде, который, по сути, стал его резиденцией. С собой он брал крупнейших хирургов, инфекционистов, эпидемиологов…
А потом грянул переломный 1917 год. После Февральской революции Александр Петрович подал прошение об увольнении. Осенью он эмигрировал во Францию, поселился с супругой в Биаррице. Здесь принц, как и в России, по мере возможностей занимался благотворительностью…

* Вельяминов оставил воспоминания о многих выдающихся личностях (в том числе об императоре Александре III, которого он лечил). Мемуары врача опубликованы в альманахе «Российский Архив: история Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв.», том V.
**Ныне – ФГБУ «Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины» Северо-Западного отделения Российской академии медицинских наук.

Под покровительством Александра Ольденбургского находились различные учреждения. Он был попечителем Дома призрения душевнобольных императора Александра III, училища правоведения, Царскосельского санатория для детей, приюта принца Петра Ольденбургского. Оказывал помощь Обществу музыкальных педагогов и многим другим организациям.

Художник Илья Репин изобразил Александра Ольденбургского на знаменитой картине «Торжественное заседание Государственного совета» (принц стал членом высшего законосовещательного органа Российской Империи в 1896 году). Живописцу удалось запечатлеть на этом холсте 60 фигур. Известно, что Репин принял заказ на создание полотна при условии, что каждый из сановников будет позировать ему персонально. В работе над грандиозной картиной ему помогали Борис Кустодиев и Иван Куликов.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели