Два дня из жизни гения
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Два дня из жизни гения

5 октября 2011 / просмотров – 1519
Истфакт
Говорят, если хотите понять XX век, слушайте Шостаковича. В его произведениях грохот орудий, боль, горечь и в то же время пронзительная красота свободы, победа, полет, прорыв в неизведанное – все противоречия эпохи! 20 декабря 1933 года и 11 октября 1957-го нашим землякам довелось услышать эту невероятную музыку в исполнении самого автора. В дни, когда весь мир отмечает 105-летие со дня рождения гениального композитора, мы решили напомнить о его воронежских концертах.
«Танец колониальной рабыни»
Первое «явление» Шостаковича в нашем городе состоялось в зале кинотеатра «Спартак». 27-летний музыкант, уже известный к тому времени мировому музыкальному сообществу, выступил со своим блистательным первым фортепианным концертом. Тогда же прозвучала музыка из его балета «Болт» в исполнении Воронежского симфонического оркестра. Судьба данного произведения, впервые представленного на суд публики в 1931 году, удивительна. Эта гротескная история, созданная Шостаковичем по либретто Федора Лопухова, стала первым балетом на производственную тему. Казалось бы, проект в духе времени! Но результат эпатировал общественность. Газеты обрушились на «возмутительный пляс кузнеца с двумя молоточками», «скачку буденовцев на венских стульях, дискредитирующую Красную Армию» и другие дерзкие выходки. Однако музыку хвалили – за эмоциональность, прекрасную оркестровку. Тем не менее, постановку, «искажающую советскую действительность», сняли с репертуара. Все, что от нее осталось, – сюита из восьми сочных, хлестких номеров. Чего стоят одни названия! «Танец бюрократа», «Танец колониальной рабыни»… Эту сюиту как раз и исполнили воронежские музыканты перед автором.

Первоклассное произведение или сумбур?
Тот памятный концерт нашел отражение в местной прессе. Так, в «Коммуне» вышел его анонс с кратким обзором достижений Шостаковича. Особенно автор материала восхищался оперой «Леди Макбет Мценского уезда», названной им «произведением первоклассного мастерства». Тогда можно было встретить много ее восторженных оценок и в центральной печати. Но пройдет всего 3 года, и газета «Правда» разгромит эту оперу в статье «Сумбур вместо творчества», дав толчок травле композитора. А он признается в одном из писем, что постоянно держит у кровати чемоданчик с вещами: чтоб не травмировать семью своими сборами в неизвестность, если за ним в ночи приедет «воронок». В то время Шостаковича спас только вынужденный компромисс – 5-я симфония, которую в отличие от прежних авангардных произведений он постарался написать в более «классическом стиле».

Призрак оперы
Во второй раз Шостакович приехал к нам как обладатель четырех Сталинских премий и почетного звания «Народный артист СССР». Симфонические и камерные произведения Дмитрия Дмитриевича звучали в крупнейших концертных залах мира. Его приглашали в жюри на престижнейшие международные конкурсы. Но признанный композитор хорошо помнил и другие времена. В 1948 году на новом витке повторилась мучительная история из 1930-х. Шостакович попал под каток сталинских репрессий, направленных на деятелей культуры. В итоге громкая кампания против его произведений с обвинениями в «формализме» и «антинародности» закончилась увольнением из консерватории за профнепригодность. А ведь тогда в творческом багаже Дмитрия Дмитриевича уже была легендарная «Ленинградская симфония», о которой американцы писали в 1942-м: «Кто может победить народ, способный создавать такую музыку?» И снова ему пришлось облекать рвущийся изнутри звуковой шторм в «понятную народу, реалистичную форму».
Как-то современник композитора польский поэт и философ Станислав Ежи Лец с горечью заметил: «Все люди равны. После соответствующей обработки». Шостаковичу власти никогда не позволяли надолго об этом забывать.

«Наш новый Бетховен»
В 1957-м Дмитрий Дмитриевич отыграл в столице Черноземья целый авторский концерт. «Коммуна» охарактеризовала его приезд как «большое культурное событие». Почитатели музыканта собрались в гарнизонном Доме офицеров. Воронежцы принимали маэстро очень тепло, позже в городе даже был основан клуб любителей его творчества, объединивший людей самых разных профессий.
Этот концерт стал одним из последних для Шостаковича, где тот выступил в качестве исполнителя: в конце 1950-х он решил целиком посвятить себя сочинению музыки. В год столетия композитора в память о данном событии на Доме офицеров была установлена мемориальная доска. Открывал ее почетный гражданин Воронежа ученик и друг Дмитрия Дмитриевича, всемирно известный виолончелист Мстислав Ростропович. Выступая на торжественной церемонии, он сказал: «Шостакович сегодня – это наш новый Бетховен».
Между прочим
Шостакович начал учиться музыке в 9 лет. В 13 его зачислили в Петроградскую консерваторию, где он занимался сразу на двух отделениях – фортепианном и композиторском. Первые же его самостоятельные опусы были восприняты как новое слово в искусстве, хотя и сложное для восприятия. Дерзкие эксперименты юного автора не вписывались в общепринятые каноны гармонии. Известно, что ректор консерватории Глазунов на вопрос Горького, как ему нравится творчество Шостаковича, ответил: «Отвратительно! Первая музыка, которую я не слышал, читая партитуру. Но время принадлежит этому мальчику, а не мне».
Мелодии композитора звучат в 35 фильмах. В их числе «Юность Максима», «Человек с ружьем», «Овод», «Гамлет». Дважды его работа в кино удостаивалась Сталинской премии – за «Падение Берлина» и «Встречу на Эльбе». Но сам Шостакович считал это занятие скорее вынужденным: оно не раз выручало в периоды опалы. Самые ранние его опыты на данном поприще имели место еще в консерваторские годы: он зарабатывал на жизнь, подрабатывая тапером в кинотеатрах.
В 1958 году Анна Ахматова написала на титульном листе своей книги, преподнесенной в дар музыканту: «Дмитрию Дмитриевичу Шостаковичу, в чью эпоху я живу на земле». В одном из недавних интервью знаменитый польский симфонист Кшиштоф Пендерецкий сказал: «Я не вижу сейчас композитора, которого мог определить как гениального. Шостакович был последний».
Известны слова музыканта, сказанные другу в период гонений на его творчество: «Даже если мне отрубят обе руки, я все равно буду писать музыку, держа перо в зубах». Не перестал Шостакович работать и уже на закате жизни, страдая от рака легких. За год до смерти он создал сюиту на стихи Микеланджело. Первая ее часть называется «Истина», последняя – «Бессмертие».
«Код» DSCH звучит во многих произведениях Шостаковича. Это музыкальная монограмма, объединяющая начальные буквы его имени и фамилии в немецком написании. Это нечто вроде автографа. В 2006 году, когда праздновалось 100-летие композитора, главреж Московского государственного музыкального академического театра Михаил Кисляров создал спектакль «Век DSCH» или другими словами – век глазами Шостаковича.
Музыка к гимну ООН – творение Шостаковича! Правда, вышло это неожиданно для него. В 1932 году он написал мелодию «Песни о встречном». Она полюбилась и в СССР, и за рубежом. В войну студия MGM выпустила мюзикл, в финале которого на фоне флагов стран антифашисткой коалиции исполнялась песня «Объединенные нации на марше» на эту мелодию. В 1945-м марш стал гимном ООН. Права Шостаковича в фильме не были ущемлены: его имя упоминалось в титрах. Но гонорар он не получил. Тогда из-за отсутствия двусторонних соглашений произведения советских граждан не пользовались защитой авторского права в США.
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели