Два рождения фронтовика Василия Золотарева
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Два рождения фронтовика Василия Золотарева

18 июня 2013 / просмотров – 2461
Реальная история
Участник Великой Отечественной, кавалер боевых наград Василий Золотарев говорит про себя: «Я родился дважды». В первый раз – когда появился на свет. Во второй – когда «воскрес» после того, как родные получили похоронку. В Новой Усмани, на памятнике павшим воинам в «огненные сороковые», имя фронтовика по сию пору значится среди погибших…

В бою с легендарным «Максимом»

 Василий Егорович Золотарев родился в селе на территории нынешнего Новоусманского района, в семье простых тружеников. В разгар войны, еще будучи безусым юнцом, он был призван на фронт. Его направили на железнодорожную станцию Селикса Пензенской области, где в Великую Отечественную размещались запасные части, из которых шли пополнения в действующую армию. Там и сейчас остались следы окопов, траншей и блиндажей.

Новобранец попал в учебный батальон, где зарекомендовал себя как способный и дисциплинированный боец, осваивавший воинскую науку с большим рвением. Как говорит сам Василий Егорович, он быстро «до винтика, до шурупчика» изучил пулемет «Максим». На фронт его отправили уже в качестве младшего сержанта и командира пулеметного расчета.

Как известно, легендарное автоматическое оружие «Максим» широко использовалось в годы Второй мировой для поражения открытых живых целей и огневых средств противника. Золотарев со своим верным пулеметом бил фашистов на территории Украины, Белоруссии, Прибалтики. В 1944-м ему довелось принять участие в наступательной операции на мемельском направлении. Здесь его чуть не похоронили заживо.

«Верный присяге … погиб 12 октября 1944 года»

В ходе этой операции перед нашими войсками ставилась задача выйти к балтийскому побережью, изолировать фашистскую группу армий «Север» и создать условия для ее полного уничтожения. 5 октября 1944-го бойцы 1-го Прибалтийского фронта под командованием Ивана Баграмяна двинулись вперед. Немцы, ожидавшие атак на рижском направлении, были застигнуты врасплох и отступали, неся тяжелые потери. За несколько дней войска Баграмяна при поддержке 3-го Белорусского фронта овладели целым рядом стратегически важных пунктов. 9 октября в Москве прозвучали 20 залпов салюта из 224 орудий в честь успеха красноармейцев в Прибалтике. Но на подступах к Мемелю, где гитлеровцы возвели мощные оборонительные сооружения, наступление застопорилось. Освободить город удалось только в 1945 году.

В ожесточенной схватке на данном направлении в 1944-м сражался и наш собеседник. А через некоторое время его родным пришла похоронка. В документе было сказано: «…Золотарев Василий Егорович в бою за социалистическую Родину, верный присяге, проявив героизм и мужество, погиб 12 октября 1944 года». Позже выяснилось, что «похоронить» его поторопились, хотя Золотарев тогда и вправду чуть не погиб.

Между жизнью и смертью

Во время атаки он получил тяжелейшую контузию с потерей слуха и речи и лежал без сознания среди павших бойцов. «А ведь тогда как было, – рассказывает Василий Егорович, – кто стонет и подает иные признаки жизни, тот раненый. Стало быть, вынимают у него из кармана красноармейскую книжку и записывают – в полевой медсанбат. Я не стонал, не шевелился. Меня и «оформили» в погибшие. Но потом, видать, все же чей-то глаз узрел, что я живой…» Затем была длительная реабилитация, в ходе которой бойцу пришлось сменить не один фронтовой госпиталь. О том, что он в добром здравии, семья узнала уже после того, как прозвучали залпы победного салюта…

После восстановления Золотарев вернулся в Вооруженные Силы. Когда завершилась война и началась масштабная демобилизация, Василия Егоровича, к тому времени уже старшину роты, из армии не отпустили. «Я был молодой и служил в охотку, – говорит наш собеседник, – любил дисциплину, порядок, хорошо ладил с подчиненными. Руководство это всегда отмечало». Армии Золотарев отдал 34 года, служил во многих родах войск. А когда пришло время увольняться на пенсию, он вновь оказался в ситуации «между жизнью и смертью» – на этот раз из-за неурядиц с документами.

«Каждый мужчина должен знать воинское дело»

Оказалось, что в военном архиве в Подольске* Золотарев не значился. Пришлось ему ехать туда со своей похоронкой и доказывать, что живой. «Письмо из Генштаба после всех согласований мне пришло 9 мая 1975 года, – говорит Василий Егорович, – эту дату я теперь считаю своим вторым днем рождения».

Тогда же выяснилось, что его имя занесено в список павших воинов на памятнике в Новой Усмани. «В администрации района извинялись, спрашивали – снимать ли фамилию, но я сказал – ни в коем случае, – рассказывает ветеран, – сюда приходят школьники, приезжают в день свадьбы молодожены, круглый год здесь живые цветы… И я ведь не вечный. Пусть будет память для молодого поколения…» Молодежь с Василием Егоровичем общается с большим интересом, ведь за плечами у него – колоссальный опыт. «Особенно проявляет любознательность детвора, – улыбается наш собеседник, – ребята расспрашивают о войне, о службе. А я молодым пацанам всегда говорю: не бойтесь идти служить в армию. Каждый мужчина должен знать воинское дело; каждый должен быть готов встать на защиту страны. Моя судьба оказалась связанной с армией, и я никогда об этом не жалел. Она для меня стала школой жизни».

 

На охоте с Василием Сталиным

В первые послевоенные годы Золотареву довелось проходить службу в поверженной Германии, где он познакомился с младшим сыном Сталина. Летчик, участник штурма Берлина, с 1946 года – генерал-лейтенант авиации Василий Сталин до 1947-го служил на немецкой территории. Тезка нашего собеседника был большим любителем охоты. Известно даже, что он вместе со своим товарищем летчиком Дмитрием Супониным вывез в СССР в качестве трофея любимых собак Мартина Бормана. Их определили в Переславль-Залесское охотхозяйство, где был основан собачий питомник. Вместе с ними были вывезены и архивные материалы: каталоги, родословные легавых из «бормановской стаи» и тому подобное.

Во время пребывания в Германии, Василий Сталин не упускал возможности поохотиться в тамошних лесах, богатой дичью. А у Золотарева была слава отличного стрелка. Сталин не раз брал его в «походы» по зеленым угодьям. Не секрет, что высокопоставленный тезка нашего собеседника обладал сложным характером, но Василию Егоровичу он запомнился с другой стороны – внимательным и простым в общении.

 

*Ныне – Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации.

 

Станковый пулемет, разработанный американским изобретателем Максимом в 1883 году, стал родоначальником всего автоматического оружия. В течение XX века российские конструкторы его неоднократно модернизировали. В Великую Отечественную «Максим» использовала пехота, горнострелковые отряды и даже флот.

 

Красноармейцы придумали массу своих способов для расширения боевых возможностей «Максима». Для повышения маневренности они часто убирали с него бронещит. Зимой устанавливали его на лыжи и санки. Нередко пулеметы крепили на легкие внедорожники «Виллис» и «ГАЗ-64» и вели с них огонь.

 

 

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели