«Ключи счастья»
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

«Ключи счастья»

14 июня 2010 / просмотров – 3120
Истфакт
Как Воронеж оказался у истоков … «мыльной оперы»?
Сериалы завоевали свою нишу на российском рынке кинопродукции и в сердцах отечественных зрителей сравнительно недавно. Более того, их принято считать «веянием из-за бугра». Между тем, история сериалов нашего собственного производства началась …еще в эру «немого кино», а первая русская «мыльная опера» имеет самое непосредственное отношение к Воронежу!

«Скандалистка» из Воронежа
Первый русский сериал носил интригующее название «Ключи счастья» и был снят по одноименному роману нашей землячки Анастасии Вербицкой. Сейчас имя этой писательницы незнакомо широкой читательской аудитории, но в начале XX века ее книгами зачитывались студенты, курсистки, разночинные представители интеллигенции, купцы, приказчики и рабочие. Правда, критики Вербицкую не переносили на дух. В их среде даже возник особый термин – «вербинизм», ставший символом …вульгарности. Столь противоречивой славой писательница была обязана новаторской для своей эпохи теме, которую она описала с поражающей воображение читателей откровенностью – теме женской эмансипации.

Разрушительница устоев
Создательница скандальных бестселлеров Анастасия Алексеевна Зяблова (1861- 1928 годы), творившая под псевдонимом Вербицкая, родилась в воронежской дворянской семье с запутанной родословной. Дело в том, что дворянский статус она получила «по отцу», а матушка Анастасии Алексеевны была дочерью известной провинциальной актрисы, выросшей в купеческой семье. От бабушки Вербицкая унаследовала артистизм. Родители дали ей блестящее образование (юная Настенька училась в Московском Елизаветинском институте благородных девиц и окончила консерваторию). А склонность к писательству она почувствовала еще в ученические годы, когда …по зову сердца ухаживала за больными в лазарете и занимала их историями собственного сочинения. Позднее, уже будучи замужем и имея трех детей, Вербицкая писала статьи для газет и даже заведовала политическим отделом в издании «Жизнь», став едва ли не самой первой отечественной журналисткой, которой коллеги-мужчины доверили рецензировать политику. Она вообще всю жизнь пыталась разрушать стереотипы: стремилась к самореализации, хотя многие женщины ее сословия ограничивали круг своих занятий семьей, под страхом ареста печатала на своей квартире антимонархические прокламации, помогала семьям ссыльных революционеров… Но главные стереотипы она разрушила в литературе.

Флагман женской эмансипации
В XIX веке в русской классике царили «тургеневские барышни», трепетно внимающие рассказам о грядущих судьбоносных переменах в жизни из уст мечтателей вроде Базарова. Они были открыты этим переменам и способны на дерзкие поступки, но даже самые решительные из них, такие, как Настасья Филипповна и Анна Каренина, бросали вызов общественным устоям, скорее, в силу сложившихся обстоятельств, нежели по внутренним убеждениям. Тем более «не звучала» в больших произведениях тема женской свободы (если не считать, конечно, полного туманных аллегорий романа Чернышевского «Что делать?»). А уж об отношениях между героями и героинями и вовсе говорилось намеками. Но именно эти отношения, с их взлетами и падениями, больше всего волновали эмансипированную Вербицкую. И именно через «отношения» она взялась в литературе за свою любимую тему женского равноправия, наиболее полно и местами весьма натуралистично воплотив замысел в романе «Ключи счастья».

«Синдром Мани»
Но на практике получилось то, что сейчас принято называть классическим любовным романом о свободолюбивой танцовщице Мане Ельцовой, запутавшейся в своих «роковых страстях». Тем не менее, читатели, не привыкшие к этим самым «страстям», порыв оценили. За 4 месяца роман достиг тиража в 30 000 экземпляров, а библиотеки писали в отчетах, что Вербицкая по востребованности опередила самого Толстого!
Критика была шокирована. «Пылающие очи пронзают сумрак...», «иссиня-черные волосы окаймляют строгий овал матовых щек...», и так на 1400 страницах, а народ читает взахлеб! Зато деятели синематографа сразу поняли, какой успех ждет экранизацию романа, в сюжете которого – три самоубийства, и все – на любовной почве!

Маню на «мыло»!
Режиссерами первой отечественной «мыльной оперы» стали будущие заслуженный деятель искусств РСФСР Яков Протозанов и народный артист СССР Владимир Гардин. Роль Мани исполнила выпускница студии МХАТа Ольга Преображенская, которая позже вошла в киноэнциклопедию как актриса, режиссер и сценарист, создавшая яркие образы в советском кино, а ее партнером по фильму выступил знаменитый «герой-любовник» «немого» кинематографа Владимир Максимов. Фильм вышел на экраны в 1913 году и мгновенно стал культовым, принеся такие гонорары, что владельцы кинофабрики, где он был смонтирован, оснастили ее новым оборудованием! Более того, публика требовала продолжения, и позже были экранизированы другие романы Вербицкой: «Дух времени», «Победители и побежденные»… Всего 10 частей, которые прошествовали по городам и весям России с триумфальным успехом.
Библиотеки писали в отчетах, что Вербицкая по востребованности опередила самого Толстого
Звезда Вербицкой закатилась после революции. В 1924 году ее произведения запретили, как «вредные и антинародные», а сама она была вынуждена зарабатывать на жизнь небольшими литературными рецензиями. Героини писательницы оказались невостребованными в «новом обществе», о котором она так мечтала…
Редакция «ГЧ» благодарит воронежского краеведа Владимира ЕЛЕЦКИХ за предоставление материалов для статьи. Фото – из архива издательства «Альбом».
КСТАТИ
Настоящую бурю в общественном мнении
дореволюционной России вызвал фильм «Ключи счастья» по роману Анастасии Вербицкой. Публика брала театры, где его «крутили» штурмом, лидер фракции монархистов в Госдуме Пуришкевич требовал снять «безнравственное произведение» с экрана, а Министерство народного просвещения запретило гимназистам посещать сеансы «Ключей счастья» под угрозой исключения из учебных заведений!

500 000 экземпляров – таков был общий тираж произведений Вербицкой к 1915 году. «Несомненный талант» романистки отмечал Горький. А вот Чехов называл творчество Вербицкой «бульварным» и иронично смаковал особенности ее героев: «Глаза всегда сверкают, щеки постоянно пылают… Это ж не люди, а ракеты какие-то!»
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели