Кто хранит историю «воронежских Гиппократов»?
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Кто хранит историю «воронежских Гиппократов»?

23 марта 2011 / просмотров – 2500
Истфакт
Какой секрет скрывает старый медицинский саквояж? Как боролись с эпидемиями до революции? Кто стоял у истоков врачебного дела в нашем крае? Об этом и многом другом мы узнали, побывав в музее истории здравоохранения Воронежской области, что открылся на базе ВГМА.
По словам заведующей музейным комплексом медакадемии Ольги Макеровой, под руководством которой создавался музей, он был задуман, чтобы студенты вуза могли изучать историю своей профессии, опираясь на подлинные свидетельства разных эпох. Экспонаты собирали по крупицам, устраивая «экспедиции» в антикварные магазины, связываясь с родственниками воронежских медиков, выискивая необычные факты в книгах и журналах. Оформить музей помогла художница Вера Филатова. В итоге получилась экспозиция, интересная всем неравнодушным к истории родного края. Здесь каждый раздел содержит массу любопытных подробностей, из которых как из кирпичиков постепенно выстраивается внушительное «здание» воронежской медицины.

Баня как «центр здоровья»
«Жаркий пар любой недуг исцелит», – гласит поговорка, дошедшая до нас еще из древнерусской эпохи. Роль бани в вопросах «здравоохранения» того времени действительно трудно переоценить. Здесь принимали роды, вправляли вывихи, ставили больному горшки – аналог современных медицинских банок (образец подобного глиняного сосуда имеется в музее). Это был центр гигиены и «скорой помощи» для представителей самых разных сословий.

Лекари в черных ризах
Огромная заслуга на поприще врачевания до того как появились больницы принадлежала «госпитальным палатам» при монастырях. Просвещенные монахи, к услугам которых были богатые библиотеки, могли лечить страждущих на основе научных рекомендаций известных лекарей и спасали немало жизней.

Паруса из …конопли
Первые профессиональные медики появились в Воронеже при Петре I – когда начала строиться судоверфь. Большое скопление мастеровых людей в условиях антисанитарии порождало вспышки инфекционных заболеваний. Чтобы обуздать эпидемию, царь «выписал» докторов из-за границы. Кстати, в музейном разделе, посвященном петровскому периоду в истории нашего города, имеется необычный экспонат – лоскут ткани из конопли. Это растение тогда было важным стратегическим сырьем: из него изготавливали прочные паруса и долговечные корабельные канаты, которые не гнили в воде.

Доктор Кольцова
Незадолго до кончины поэт Кольцов написал в письме к другу: «Лекарь мой, несмотря на то, что я ему мало платил, приезжал по три раза в день». Он имел в виду врача Ивана Малышева, имя которого звучало далеко за пределами Воронежской губернии. Этот доктор одинаково успешно лечил «каменную болезнь» и проводил операции по удалению катаракты на глазах. А еще он был известен тем, что не брал денег за врачебную помощь с бедняков. В память о нем в музее есть «Малышевский уголок». Здесь можно увидеть медицинские инструменты XIX века, подобные тем которыми пользовался врач. Только вот портрета Малышева нет – в его время фотография еще не получила распространения, а художникам он не позировал.

«День Белого цветка»
Такое красивое название имела общероссийская благотворительная акция, которая ежегодно проводилась с 1911 по 1924 годы в помощь больным туберкулезом. В ходе мероприятия девушки делали искусственные белые цветы, продавали их на улицах, а вырученные средства направляли в лечебницы на борьбу с «чахоткой».
Романтичная история связана и со зданием воронежского тубдиспансера. По легенде средства на его постройку пожертвовал молодой человек из богатой семьи, любимая которого страдала от туберкулеза.

Приключения саквояжа
Особое прошлое – у саквояжа, который в 1920 годы принадлежал сподвижнику знаменитого Бурденко – доктору Викторину Боброву, а ныне хранится в музее ВГМА. Когда-то этот чемоданчик для медицинских инструментов украшала серебряная табличка с инициалами врача. «Ценный аксессуар» прельстил воров, стащивших саквояж. Но вскоре пропажа была случайно обнаружена валяющейся на мусорке, правда, уже без таблички. После смерти Боброва саквояж хранился в его семье. Надо сказать, что все три дочери доктора выбрали медицинскую стезю. В музей семейную реликвию передала одна из них.

Как социализм победил …вши
Известны слова Ленина «Или вши победят советскую власть, или она победит вши». Дело в том, что в годы Гражданской и послевоенной разрухи молодая республика испытала серию страшных эпидемий тифа, главные разносчики которого – вши. Тогда все силы медицины были брошены на борьбу с опасной болезнью, и ее победили. Но основы отечественной эпидемиологии заложили еще дореволюционные медики. Одним из «рыцарей в белых халатах», что рисковали жизнью, работая в очагах инфекционных заболеваний, был наш земляк Михаил Морозов. В 1914 году он открыл в области первый оспенный телятник. Кровь телят предполагалось использовать для прививок, но грянула Первая мировая… Морозов ушел на фронт, был эпидемиологом в армии Брусилова.
Сотрудники музея разыскали его внука – врача, живущего в Москве. Он приехал в Воронеж, передал ВГМА дедовскую фотографию. Это был первый визит столичного доктора в наш город, но в речи на открытии экспозиции он признался, что благодаря музею, где помнят его деда, он тоже почувствовал себя воронежцем.
Отдельные разделы экспозиции музея истории Воронежского здравоохранения посвящены выдающимся врачам, в разное время внесших свой вклад в развитие медицины нашего края и отечественного здравоохранения в целом – Тихону Ткачеву, Ивану Фурменко, Николаю Бурденко. О них мы расскажем в последующих номерах «ГЧ».
Однажды руководитель музея Ольга Макерова увидела в антикварном магазине тарелку, которую продавали как «уникальный Кузнецовский фарфор». Но посудину украшала надпись «Хреновская санатория». До революции в этой «санатории» под Воронежем лечили детей, больных туберкулезом. Они приезжали туда со своим постельным бельем, антикомарной сеткой, стаканом, ложкой… Не требовалась лишь тарелка – ее выдавали за казенный счет. Один из образцов «санаторской щедрости» как раз и встретился Ольге Макеровой. Теперь тарелка «с медицинским прошлым» – музейный экспонат.
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели