Кто научил воронежцев пить пиво?
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Кто научил воронежцев пить пиво?

16 февраля 2011 / просмотров – 3473
Истфакт
В прошлом номере «ГЧ» мы опубликовали статью о нашем земляке, коллекционирующем пивную атрибутику. В том материале мы затронули тему дореволюционного прошлого воронежского пива, но только вскользь. Между тем, здесь есть о чем поговорить, ведь традиции местного пивоварения насчитывают уже не один век. В этой истории были и взлеты, и банкротства, и даже «пивные короли». И, конечно же, в ней было пиво – свое, особенного воронежского разлива!
«Первые хмельные ласточки»
Пивоваренный ячмень в Воронежской губернии начали сеять еще в XVII веке, по указу Петра Великого – большого поклонника пива. Однако продолжительное время производством этого хмельного напитка занимались лишь кустари. О двух пивоваренных заводах, существовавших в Воронеже в 1780-е годы упоминает первый историк края Болховитинов. А в начале XIX века, по данным статистики того периода, в нашем славном городе было уже 5 пивоварен. Правда, после Отечественной войны 1812 года пивная отрасль пережила временный упадок – то ли общая экономическая ситуация в стране не способствовала «пивному буму», то ли пивовары обанкротились из-за непомерных местных налогов. Как бы то ни было, возрождаться отрасль начала во второй половине века, когда на воронежском «пивном рынке» утвердились два конкурирующих между собой монополиста Василий Синицын и Иван Федоров.

«Синицинская вотчина»
Пивной завод Синицина находился неподалеку с Успенской церковью, в переулке, который воронежцы прозвали в честь пивовара Синицинским. Предприятие включало в себя основное деревянное здание, каменную сушильню для хмеля и солода и имело «спецоборудование» в виде 12 чанов, где бродило сусло, и 3 котлов, в которых напиток доводили «до кондиции». Готовое пиво разливали по бочонкам и ставили охлаждаться на лед. Технологическим процессом руководил мастер-пивовар, под началом которого трудилась дюжина рабочих. Ведро пивка от Синицина стоило до 75 копеек. Если учесть, что в год завод производил по 8500 ведер, а кроме него пивовар имел собственную «ресторацию» и доходные дома, прибыль получалась у него весьма неплохая. При этом он был известен воронежцам и как благотворитель. К примеру, мостик выстроил через канализационную канаву на Лесных дворах (нынешней Кольцовской улице). Благодарные горожане окрестили этот мосток, как и переулок, прилегающий к заводу, Синицинским.

«Пивное хозяйство» Федорова
Соперник Синицина купец Федоров тоже был в городе человеком с именем. Один из основателей Петровского яхт-клуба – организации, внесшей большой вклад в развитие спорта в Воронеже, успешный делец, он некоторое время «специализировался» одновременно на производстве водки и пива. Но затем сосредоточился исключительно на пивоварении. Его завод стоял на берегу реки на Нееловской улице (ныне – улице Пятницкого). Здесь трудились не только взрослые работники, но и ребятишки – на посудомоечных работах, розливе пива и расклейке этикеток. В то время детский труд был не в новинку, но нельзя сказать, что Федоров был бессердечным эксплуататором. Дети не только получали плату за труд, но и находились на хозяйском содержании.
В 1886 году, когда воронежцы праздновали 300-летие города, этот пивовар привлек к себе всеобщее внимание, пойдя на широкий жест – угостил военных, расквартированных в Воронеже, бесплатным пивом. Впрочем, не трудно догадаться, что акция имела рекламный подтекст.

«Русский немец»
В начале XX века федоровский завод перешел к подданному Баварии Христофору Кинцу, который, осев в Воронеже, поменял «чужеземное» имя на «православное» «Михаил». Впрочем, в народе его все равно называли «русским немцем», хоть и уважали как рачительного хозяина и к тому же единственного в округе заводчика, никогда не применявшего детский труд. Капиталист «новой формации» оснастил предприятие современным оборудованием, и эти инвестиции вскоре оправдались: паровой завод Кинца стал лидером на воронежском пивном рынке. Укреплению позиций нового бренда способствовал собственный ресторанчик. Кинцевское пиво разливалось в фирменные литые бутылки со сверхпрочной свинцовой укупоркой. Некоторые из них дожили до наших дней и заняли почетное место в коллекциях собирателей пивной атрибутики.

«Побочный эффект»
Пиво от Кинца славилось не только в наших краях, но и за пределами губернии. Но был у кинцевского завода «побочный эффект», здорово досаждавший горожанам, проживавших с ним по соседству. А именно – сточные воды, стекающие в реку неподалеку от предприятия и вечное пивное амбре вокруг него. По этому поводу «пивному королю» неоднократно выражал претензии городской санитарный врач. Кинц сокрушенно кивал головой, обещал разобраться, но неприятный запах продолжал преследовать жителей районов, прилегающих к заводу. Ничего не поделаешь: издержки производства!

Новая страница
Конец частным пивоваренным предприятиям положила революция. Впрочем, в упадок они приходят еще при «старом режиме». В начале XX века в Государственной думе и СМИ развернулась антиалкогольная кампания. Предусматривалось введение мер и для ограничения продажи пива. В годы Первой Мировой стали закрывать винные и пивные лавки. Взамен «оживилось» неучтенное домашнее пивоварение и самогоноварение.
Возрождаться пивное дело начало только долгие годы спустя и уже на иной «почве» – государственной. В 1936 году, то есть ровно 75 лет назад, в нашем городе на улице 9 января было развернуто строительство пивзавода, открывшего новую страницу в развитии воронежского пивоварения. Но это, как говорится, уже другая история…
Кстати
Пиво «без фирменных изысков» в дореволюционном Воронеже продавалось в пивных ларьках на торговых площадях. При этом строго соблюдалось требование законодательства – организовывать «пивные точки» не ближе 40 сажен от церковных оград и учебно-воспитательных учреждений.

«ГЧ» благодарит воронежского краеведа Владимира ЕЛЕЦКИХ за предоставление материалов для статьи. Фото – из архива издательства «Альбом».
Упоминания о напитке, который наши предки варили из пива и меда, – «переваре» содержатся еще в древнерусских летописях. О богатом выборе пивных сортов сообщают более поздние источники. Так, известно, что при дворе царя Алексея Михайловича варилось пиво «малиновое», «мартовское», «приправленное» (медом). Но продукт, напоминающий современное пиво, появился только при Петре I. Интересно, что в петровские времена этот напиток нередко использовался как лекарство: его давали раненым солдатам в госпиталях для поддержания сил.
До революции в России работало несколько тысяч пивоварен, которые постоянно стремились повышать качество своей продукции, конкурируя за прибыльное право быть поставщиками императорского двора. Пивовары, удостоенные этой чести, с гордостью помечали свои пивные бочки двуглавым орлом. Простой люд пил пиво в кабаках и трактирах. В то время там подавалось «белое крепкое» крепостью в 4–7 % и так называемое «пивцо», содержание алкоголя в котором не превышало 1 %.
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели