Легенда русской сцены
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Легенда русской сцены

11 июня 2013 / просмотров – 2185
Истфакт
В июне 1879 года наш город посетила с гастролями великая Мария Ермолова. Воронежские театралы встречали звезду отечественной сцены с восторгом, а жандармы – с тревогой…

«Уберите этого невозможного пажа!»

Мария Николаевна Ермолова (1853 – 1928) родилась в московской семье, тесно связанной с «храмом Мельпомены». Ее дед – крепостной скрипач князей Волконских, получив вольную, служил в театре гардеробмейстером.* Отец будущей актрисы в молодости играл драматические роли, затем трудился суфлером и считался одним из лучших в своем деле. Знакомство Ермоловой с подмостками состоялось в 3 года – в его суфлерской будке. Она и читать-то научилась не по букварю, а по текстам пьес.

В 1862 году юная Маша поступила в балетный класс Филармонического училища, но хорошей танцовщицы из нее вышло. На сцену девочку выпускали только в крохотных ролях пажей и амуров, пока ее не прогнал из спектакля знаменитый актер и драматург Иван Самарин. Известны его слова: «Уберите этого невозможного пажа!» Но, как говорится, что не случается, все к лучшему. У неудачницы-балерины обнаружился потрясающий актерский дар.

«Идол галерки»

Преподаватели всегда отмечали способности Ермоловой в декламации. К тому же Маша прекрасно знала репертуар Малого театра, где работал ее отец. В 17 лет девушке довелось заменить внезапно заболевшую артистку в спектакле «Эмилия Галотти». Дебют произвел огромное впечатление. Выдающийся актер Михаил Царев впоследствии вспоминал: «Она выбежала на сцену, произнесла одну фразу – и зал замер (…) На русской сцене произошло рождение новой трагической артистки». Зрителей поразила искренность восходящей звезды, ее умение достучаться до каждого сердца и «особая вдохновенность исполнения», как писали тогда газеты. Вскоре Ермолову приняли в труппу Малого театра.

В 1870-е она стала настоящим идолом демократично настроенной молодежи. Любовь юной, жаждущей прогрессивных перемен, аудитории ей принесла роль вольнолюбивой Лауренсии в постановке по Лопе де Вега «Овечий источник». В нем Ермолова предстала в образе истинной героини, страстно ненавидящей произвол и способной поднять людей на восстание. По воспоминаниям современников, она играла так пылко, естественно и проникновенно, что после спектакля «галерка» расходилась с пением революционных песен. Не удивительно, что «Овечий источник» был запрещен цензурой.

Защитница из Малого театра

Романтические героические образы Ермоловой удавались особенно. Чего стоила одна только ее Иоанна Д’Арк в шиллеровской «Орлеанской деве», в роли которой она дебютировала в 1884 году.** Рецензенты отмечали, что Ермолова почти не повышала голоса, но сила ее вдохновения была так велика, что казалось – вокруг рушатся стены. После премьеры ее вызывали на бис 64 раза! Не меньший восторг вызывали ее роли в постановках по Шекспиру, Гюго, Островскому, Грибоедову… В чем была тайна невероятного воздействия Марии Николаевны на зрителя? Выдающийся публицист, критик и преданный поклонник ее таланта Влас Дорошевич в своей книге «Старая театральная Москва» писал: «Кого бы ни играла Ермолова, – она защищала (…) окружала персонаж атмосферой какого-то невысказанного страдания…» Не сопереживать вместе с ней было невозможно.

Триумфальные гастроли

Когда Ермолова приехала в Воронеж***, в ее биографии еще не было резонансной «Орлеанской девы», но в театральную летопись уже вошли ее другие блистательные роли. Правда, слава актрисы заставляла неуютно чувствовать себя блюстителей порядка. Как отмечал в своей книге «Люди театра» знаменитый журналист и писатель Владимир Гиляровский: «…Некоторые спектакли с ее участием (…) по выражению московского жандарма Слезкина, были с «душком». Конечно, это «Овечий источник», а также постановки по «острым» пьесам драматурга Виктора Дьяченко, который, к слову, жил в 1870-е в нашем городе (умер в 1876-м). Сам Гиляровский, сменивший в течение жизни множество профессий, во время гастролей Ермоловой выступал с воронежской труппой и оставил воспоминания об актрисе.

Спектакли шли в летнем театре, в Городском саду (нынешнем Первомайском), при полных аншлагах. Словами Владимира Алексеевича, «весь Воронеж чествовал любимую актрису». Не обошлось и без «блюстителей» – на казенных местах, там, где обычно восседали разодетые жены местных чиновников, Гиляровский приметил жандармского полковника и полицмейстера.

Ермолова не только играла в пьесах, но и читала стихи. Со сцены звучали сроки любимых в молодежной демократической среде Некрасова и Плещеева. А в один из дней публика потребовала, чтобы она продекламировала запрещенный «Реквием» Лиодора Пальмина. Жандармы хмурились, но терпели: зрители встретили актрису с таким обожанием, что перечить им было просто опасно.

 «Мне не могут простить Воронежа…»

Среди ликующей публики выделялся молодой человек могучего телосложения, бас которого перекрывал даже бурные овации. Это он первым начал кричать в театре «Реквием!» После выступления богатырь впрягся вместо лошади в оглобли экипажа, что прислал за Ермоловой местный меценат Васильев. К великану присоединись студенты. Полиция протестовала, но гигант рявкнул «Брысь!» и «мундиры» расступились. Таким манером молодежь доставила актрису, утопающую в букетах, в гостиницу.

Позже, в 1886-м Гиляровский (в то время корреспондент «Русских ведомостей») встретился с Ермоловой в Москве на юбилее драматурга Сергея Юрьева. Мария Николаевна восторгалась Воронежем – радушным приемом, чуткой, смелой публикой. Призналась, что не ожидала, что ее попросят прочесть «Реквием». Прежде она читала стихотворение только один раз – московским студентам на вечеринке. А в завершение беседы Ермолова попросила: «Только не пишите в отчете обо мне (…) Мне не могут простить Воронежа. (…) Болтают, будто запрещенные стихи читала…»

P. S.

Спустя годы Гиляровского судьба столкнула с меценатом Васильевым. В разговоре всплыл воронежский богатырь, который требовал «Реквием» в 1879-м. Выяснилось, что тем самым великаном с мощным басом был семинарист, известный в Воронеже как Саввушка. Васильев рассказал, что его прочили прямо с семинарской скамьи в соборные протодьяконы. Но осенью 1879 года в городе начались жандармские облавы, и Саввушка оказался в числе арестованных.

*В императорской России гардеробмейстеры возглавляли штат служащих, отвечавших за костюмы артистов

** Ермоловой пришлось много лет добиваться отмены цензурного запрета на эту пьесу

*** Гастроли начались 15 июня (по старому стилю) 1875 года и продлились несколько дней. Вторично Ермолова приезжала в Воронеж в 1890 году.

 

Мария Ермолова создала более 300 сценических образов. Ей первой было присвоено звание Народной артистки республики. Это произошло в 1920-м, когда отмечался 50-летний юбилей творчества актрисы. Тогда же театральные рабочие преподнесли ей необычный подарок – деревянный квадрат, вырезанный из пола сцены Малого театра, на которой актриса выступала долгие годы.

 

Свою первую пьесу на рецензию Ермоловой принес Антон Чехов. Тогда он был еще студентом медицинского факультета Московского университета, но мечтал творить для театра.

 

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели