О чем так и не узнал чекист Урицкий?
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

О чем так и не узнал чекист Урицкий?

19 апреля 2011 / просмотров – 3592
Истфакт
В одном из предшествующих номеров «ГЧ» мы обещали продолжить «уличную тему». В этот раз «героиней» материала стала улица Урицкого, пролегающая в Коминтерновском районе Воронежа. Итак – какие секреты скрывает этот уголок нашего города?
«Монархическое прошлое»
Свое имя улица получила в 1923 году – в память о погибшем в это время руководителе Петроградской ЧК. Однако застраиваться она начала еще до революции – когда чекистов и в помине-то не было. Более того, при старом режиме одна из ее частей (там, где располагалось старое здание администрации Коминтерновского района) носила «монархическое название» 2-я Николаевская – в честь последнего российского императора.

Во саду ли, во огороде…
Особая история связана с парковой зоной, что находится на пересечении Урицкого и Транспортной и известна воронежцам как Брикманский сад. Откуда взялся такой мудреный топоним? Молва утверждает, что в петровские времена в этом месте проживал некий аптекарь Брикман, который выращивал лекарственные растения. Имеются и другие версии, но истинное происхождение названия прояснил, опираясь на дореволюционные документы, известный воронежский краевед Павел Попов.

По следам «воронежского немца»
Оказывается, в первой половине XIX века здесь находилась дача, принадлежащая помещице Елизавете Красовской. После ее смерти остались несовершеннолетние дочери. Посему над загородной недвижимостью наследниц была установлена опека, а опекуном назначен весьма уважаемый человек – командир Воронежских батальонов военных кантонистов, выходец из обрусевшего немецкого дворянства Герман Карлович фон Бринкман (Кантонистами в имперской России называли солдатских сыновей, с рождения «приписанных» к военному ведомству. Они обучались в особой «низшей» военной школе и становились после выпуска унтер-офицерами). Вскоре Бринкман выкупил имение, после чего улицу, прилегающую к его владениям, начали величать Бринкманской. Усадьба «воронежского немца» помимо господского дома включала в себя целый комплекс хозяйственных построек и большой сад. Позже в наименовании зеленого островка потерялась буква «н» и Бринкманский сад превратился в Брикманский.

«Общественно-полезная усадьба»
В начале 1850-х годов садовая территория стала доступной для публичного посещения. Тогда же здесь проложили аллеи, удобные для прогулок горожан. Само имение наследники Германа Карловича сдавали в аренду под хозпомещения и казармы, а в 1877 – 1878 годах, когда Россия воевала с турками, здесь временно размещался военный госпиталь, созданный на добровольные пожертвования. Раненых солдат в Воронеж привозил специальный санитарный поезд…
В советское время бринкмановские владения вошли в Федеративную улицу, которая в 1962 году была присоединена к улице Урицкого. Сад долгое время оставался одним из самых любимых мест отдыха воронежцев. До войны по праздникам здесь проводились народные гуляния, играл духовой оркестр. Но в последние годы зеленая зона все больше сужается под натиском новостроек.

Загадка «дома с дельфинами»
О дореволюционном прошлом улицы напоминают старинные дома, чудом дожившие до наших дней. На фоне современных типовых «бетонных коробок» эти приземистые особнячки сразу приковывают внимание сложной кирпичной кладкой или причудливым резным деревянным декором. Особенно интригует дом № 19 с наличниками в виде …дельфинов. Откуда взялась такая «морская фантазия» в наших краях? Может ее навеяли мечты о путешествиях? Или дельфины – что-то вроде талисмана? Точный ответ знает только давно умерший хозяин удивительного дома. Зато внимательный прохожий может определить «год рождения» этого строения – 1907. Он указан на четырех колоннах, украшающих фасад – по цифре на каждой колонне. И ведь год-то какой не простой! Только-только отгремели бури первой русской революции, но жизнь продолжается: горожане строятся в надежде на лучшие времена и …не ведают пока, что уже не за горами «красный октябрь», который положит конец прежнему укладу.

Ускользающий мир
Таких «раритетных зданий» на улице – чуть больше десятка, но и они постепенно утрачивают свой дореволюционный колорит. Так, один из домов «обшили» сайдингом, на окнах установили современные стеклопакеты, и …закрыли старинную лепнину. Оно, конечно, понятно – прогресс. Но прежней красоты, хранящей память о давних событиях, очень жаль, ведь таких уголков «старого Воронежа» у нас с каждым годом становится все меньше.
«Тюремные университеты» Моисея Соломоновича
Все эти истории, связанные с улицей, самому чекисту Урицкому, имя которого она носит, так и остались неизвестными. Революционный деятель не был нашим земляком и даже не предполагал, что после того, как он уйдет из жизни, Воронеж будет одним из городов, где появится улица, названная его именем. Зато для нас вехи его биографии тайны не составляют.
Моисей Урицкий (партийный псевдоним – Борецкий) родился в 1873 году, в городе Черкассы Киевской губернии. Принадлежал к купеческому сословию. В 1897 году окончил юридический факультет Киевского университета. В революционное движение включился еще в студенческую пору. Член РСДРП – с момента основания партии. Неоднократно подвергался арестам и ссылкам. В октябре 1917 года был в числе координаторов вооруженного восстания в Петрограде. В марте 1918 года стал председателем Петроградской ЧК. 30 августа того же года был убит членом партии народных социалистов Леонидом Каннегисером (позже на допросе тот объяснил данный шаг желанием отомстить за смерть друга). В тот же день было совершено покушение на Ленина. Спустя двое суток дня большевистское правительство объявило Красный террор.
В советское время Урицкий считался бесстрашным борцом с контрреволюционными силами. В годы «перестройки», когда стали доступными многие прежде закрытые архивные документы, в оценке деятельности руководителя ЧК произошли изменения. Некоторые историки связывают с именем Урицкого начало массовых репрессий в отношении противников новой власти, утверждая, что по его приказу было убито не менее 5 000 человек. В то же время, по данным, основанным на свидетельствах чекиста Лациса, за первую половину 1918 года Петроградская ЧК приговорила к расстрелу 22 человек.
«ГЧ» благодарит за помощь в подготовке статьи энтузиаста изучения родного края Сергея ВАЛЕНБАХОВА.
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели