Пионеры «крылатой пехоты»
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Пионеры «крылатой пехоты»

5 августа 2010 / просмотров – 2582
Истфакт
80 лет назад 2 августа на воронежской земле состоялся уникальный эксперимент: впервые в военной истории в «тыл» условного противника был выброшен парашютный десант. Это событие положило начало созданию легендарной «крылатой пехоты», а Воронеж по праву обрел славу города первого военно-воздушного десанта. Как это было?
Мысль о возможности транспортировки бойцов по воздуху в район боевых действий появилась еще на заре военной авиации. Правда, из-за ограниченного количества самолетов речь в то время могла идти лишь о высадке одного-двух разведчиков в тыл противника. В 1926-1927 годах Красная Армия успешно использовала подобный опыт для борьбы с басмачами. В 1928 году Тухачевский начал активно пропагандировать идею создания спецподразделений, которые могли бы вывозиться самолетами в тыл врага и выполнять там боевые задачи. Но о применении парашюта для высадки десанта тогда военспецы не думали. Он рассматривался лишь в качестве средства спасения летчика. Пионером в организации парашютного десанта в СССР стал комбриг ВВС РККА Леонид Минов.
Историческое место высадки первого десанта занимает в современном Воронеже территорию, очерченную улицами Лизюкова, 60-й армии, 60 лет ВЛКСМ и Бульваром Победы. Памятный знак в честь этого события решили установить вблизи Воронежской Академии искусств – там, где когда-то оканчивалось аэродромное поле. 1 августа на этом месте был открыт памятник.

Как первый советский парашютист посрамил американцев
В 1928 году, выступая на совещании руководящего состава Военно-Воздушных сил, Минов поднял в своем докладе вопрос о роли парашютов, после чего командующий ВВС Петр Баранов предложил ему отправиться в США для изучения опыта спасательной службы в авиации. Год спустя Минов прибыл в составе советской делегации в город Буффало, где работал завод по изготовлению авиационного снаряжения. Здесь комбригу предложили оценить качество выпускаемой продукции, совершив …личный прыжок с парашютом. Он приглашение принял и вскоре покорил пятисотметровую высоту. Тогда известный американский парашютист Барт Уайт пригласил Минова поучаствовать в соревнованиях на точность приземления. Соперниками советского летчика выступили опытные спортсмены с десятками парашютных прыжков за плечами. Для Минова – это был второй экспериментальный прыжок, но тот приземлился всего в нескольких метрах от центра контрольного круга, заняв третье место и обойдя самого Уайта! Позже он совершил третий прыжок, первым среди советских летчиков получив диплом парашютиста. В знак восхищения перед отчаянным «русским командиром» американцы подарили Минову специальный белоснежный комбинезон.
Специализированного музея ВДВ в нашем городе нет, но в Центре военно-патриотического воспитания оформлена замечательная экспозиция, посвященная истории Воронежского аэроклуба. Здесь можно увидеть модель реактивного самолета Л-29 и настоящее катапультное кресло, спортивный парашют 1977 года, фотографию, отражающую события 2 августа 1930 года, и еще массу интересных экспонатов.

«Диверсия» исторического значения
По итогам поездки был сделан вывод о необходимости широкого внедрения парашютов в авиации. Начать решили с 53-й эскадрильи 11 авиабригады Московского военного округа, которая базировалась в Воронеже. Инструктором по парашютной подготовке стал Минов, его помощником – молодой летчик Яков Мошковский, впоследствии возглавивший Высшую парашютную школу Осоавиахима. Первые тренировочные прыжки состоялись 26 июля 1930 года. Затем командующий ВВС предложил отработать выброску группы вооруженных парашютистов для «диверсионных» действий на территории «противника».
Эксперимент был подготовлен в рекордные сроки. Минов и Мошковский отобрали среди курсантов 10 добровольцев. Для осуществления их высадки выбрали самолет «Фарман-Голиаф», при прыжке с которого в отличие от бомбардировщиков ТБ-1, стоявшим на вооружении в бригаде, десантникам не нужно было вылезать на крыло – они могли выпрыгивать прямо в открытую дверь. Поскольку самолет вмещал в себя лишь 6 человек, «диверсантов» разделили на две группы (во главе с Миновым и Мошковским), которые должны были десантировать в два этапа. Боеприпасы решили транспортировать на трех ТБ-1 и выбрасывать на грузовых парашютах. Ко 2 августа операция была «разложена по полочкам» и в 9 утра «Фарман» взмыл в небо… Результат превзошел все ожидания. Понадобилось всего несколько минут, чтобы 12 десантников, вооруженных ручными пулеметами, винтовками, револьверами и гранатами были в указанном пункте в полной готовности к боевым действиям. Началась славная история ВДВ…

За номером 0476
Больше 20 лет назад воронежский краевед Владимир Елецких специально ездил в Москву, чтобы выяснить подробности подготовки первого десанта, общался с генеральным конструктором парашютов Игорем Глушковым, свидетелем исторического прыжка – полковником авиации, а в прошлом техником «Фарман-Голиафа» Василием Землянским, бывал в квартире Минова, беседовал с его супругой… Из той поездки он «привез» номер приказа, предписывающего подготовить летчиков 11-й Воронежской авиабригады для группового десантирования – №0476. Он стал документальным подтверждением первого в мире воздушного десанта, состоявшегося в Воронеже. Тогда же Владимир Леонидович получил ответ на вопрос, почему для эксперимента выбрали именно наш город? Ясность внес Глушков. Незадолго до исторического прыжка у Саратова потерпел крушение ТБ-1 на борту с начальством 11-й Воронежской авиабригады во главе с комбригом Осадчим. Бригада тяжело переживала эту трагедию и нуждалась в поднятии боевого духа. Кроме того, в Воронеже имелся многоместный «Фарман», подходивший для группового десантирования.
Была у той поездки еще одна важная цель – сбор экспонатов для воронежского музея ВДВ, о котором мечтали все, кому дорога память о первом десанте, но выяснилось, что Центральный Музей Авиации и Космонавтики получил от воронежского Совета ДОСААФ отказ принять отобранные для будущего музея 13 ящиков экспонатов по причине отсутствия средств на его организацию. «Кое-что собрать нам всё-таки удалось, – вспоминает Владимир Елецких, – записали на магнитофон письма, проливающие свет на «гулаговский период» в судьбе Минова, привезли дневники Мошковского, много фотографий… Все это было передано бывшему летчику-полярнику Австриевскому». Потом были многолетние усилия краеведов и ветеранов, чтобы установить если не памятник, то хотя бы памятный знак в честь первого десанта и открыть мемориальную доску с именами первых парашютистов на комендантском здании 11 авиабригады. Настоящий памятник пионерам воздушного десанта в городе, где они его осуществили, открылся только в нынешнем году. 80 лет спустя.


История памятного знака

Лозунг десантников гласит: «Никто кроме нас». В свое время тем же мотивом руководствовались энтузиасты, ратовавшие за увековечивание памяти первого десанта. А потому с памятным знаком, посвященным этому событию, связана своя удивительная история. Рассказывает воспитанник Воронежского аэроклуба, военный летчик, майор в отставке, бывший председатель Совета ветеранов аэроклуба Геннадий Копылов:
– Тогда воронежским краеведам и нам, ветеранам аэроклуба, пришлось ходить по многим инстанциям, чтобы убедить чиновников, что воронежцы не должны забывать о первом десанте, что должно быть материальное свидетельство исторического прыжка, которое поможет сохранить память о нём для потомков. Но памятника по-прежнему не было. В итоге заслуженный летчик, участник Великой Отечественной войны Владимир Иванович Никитин отдал на «Памятный знак» гранитный блок, купленный впрок для своей будущей могилы. Знак был установлен в 1997 году. Но спустя 20 дней с камня исчезла мемориальная доска. Видимо, кто-то позарился на металл, из которого она была изготовлена. Пришлось восстанавливать ее заново.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели