Последняя весна летчицы Шуры Поляковой
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Последняя весна летчицы Шуры Поляковой

7 мая 2014 / просмотров – 3043
Истфакт

10 мая 1943 года наша землячка Александра Полякова направила свой подбитый бомбардировщик на скопление вражеских эшелонов. Она стала единственной женщиной, решившейся на огненный таран, и совершила его ценой своей жизни. В 1943-м ей шел только 22 год…

Экспедиции на летающей «кофемолке»
Александра или просто Шура, как ее звали друзья, родилась в Борисоглебске в 1922 году. Еще в ученичестве она загорелась мечтой стать пилотом. Тогда немало девчонок занималось в аэроклубах, не уступая парням. Не удивительно, что позже, в годы войны юные летчицы сражались практически во всех видах авиации – истребительной, бомбардировочной, штурмовой. Шура летала на биплане У-2.
Эта модель, созданная под руководством Николая Поликарпова в 1928-м и переименованная в По-2 в честь конструктора после его смерти в 1944-м, стала чуть ли не самой массовой в мире. Трудяга У-2 использовался как учебный, санитарный, связной самолет и воевал на фронтах Великой Отечественной в качестве ночного бомбардировщика. Известно, что в авиации такие бипланы широко применяли для так называемых «беспокоящих налетов» на прифронтовые расположения вражеских войск. Легкие У-2 подходили к цели на сверхмалой высоте, оставаясь незаметными для средств ПВО до последнего момента. Поначалу они не могли нести много бомб, но, благодаря подлету на близкое расстояние к объектам, удары наносились с высокой точностью. В 1942-м самолет был доработан, в результате чего бомбовая нагрузка выросла до 250 (а в некоторых случаях и 500) килограммов.
Немцы прозвали У-2 «швейной машиной» и «кофемолкой», однако при встрече с бипланом им становилось не до шуток. Пилоты вспоминали, что за ночь могло совершаться до 14 вылетов, и каждый раз самолет нес бомбовую «начинку». Вот на такой «кофемолке» воевала и Шура Полякова, ставшая командиром экипажа в 970-м ночном легкобомбардировочном полку.
«Баба на корабле – беды не миновать»
О том, какой была юная летчица, рассказывает в своей книге «Те триста рассветов…» Борис Пустовалов, который в годы войны был штурманом «ночников» и совершил 300 боевых вылетов, участвуя в крупнейших сражениях Великой Отечественной.
«Еще под Сталинградом, в самый разгар битвы, к нам в полк пришла летчица Шура Полякова, – пишет он, – невысокого роста, черноволосая, с нежным румянцем на щеках, честно сказать, девушка не вызвала у нас особого восторга. Ведь в это время в предгорьях Кавказа воевал на У-2 женский авиационный полк. Почему бы ей не быть там, среди девушек, рассуждали мы. Но судьбе было угодно распорядиться иначе: Полякова стала единственной летчицей среди нас, ночных бомбардировщиков.
Мы знали, что Шура окончила в Борисоглебске аэроклуб. Но считали, что летать в аэроклубе – это одно, а война, боевые вылеты под Сталинградом… Словом, «баба на корабле – не миновать беды» (…). А Шура тем временем вылетела на задание, успешно отбомбилась – и началась ее нелегкая работа. Мы вскоре почувствовали в характере этой девушки не девичьи черты. Она решительно отвергла щадящий режим, предложенный руководством, и водила бомбардировщик, ни в чем не уступая нам, нередко совершая за ночь по 5-7 боевых вылетов».
Роковой узел
Весной 1943-го она совершила свой последний полет.
В ночь с 9 на 10 мая сержант Полякова отправилась на задание в станицу Глазуновка Орловской области. Здесь находился железнодорожный узел, где расположились вражеские составы. Целью летчицы была бомбардировка этого важного для противника стратегического пункта, но во время задания ее самолет был подбит. Тогда она направила свой горящий У-2 туда, где стояли немецкие эшелоны. Штурман-бомбардир Ефим Сагайдаков* успел покинуть самолет. Шура погибла в ходе тарана.
Александра Полякова была посмертно награждена орденом Красной Звезды. Так же, посмертно ей было присвоено звание лейтенанта. Она не дожила до победного 9 мая два года…

«Азбука» ночных бомбардировщиков
Летчик Борис Пустовалов ярко описывает в своей книге «военные хитрости» пилотов. Вот только пара выдержек из его воспоминаний.
«Ночники» – народ, приученный хорошо разбираться в свойствах фронтовых огней. Малейший проблеск на земле или в небе мгновенно фиксируется натренированным глазом. Каждая святящаяся точка непременно должна о чем-то рассказать. Негласная азбука огней быстро и твердо усваивается экипажами, без этого просто нельзя летать. Непродолжительный свет посадочного прожектора во многом отличается от главного врага «ночников» – зенитного прожектора. Склад боеприпасов горит совсем не так, как обычное строение. Вспышки разрывов артиллерийских снарядов и мин – это совсем не то, что мощные оранжевые всплески «катюш». Мигание автомобильных фар никогда не спутаешь со светляками карманных фонариков».
«Однажды на склад доставили несколько десятков тонн трофейных боеприпасов. Среди них были 50- и 100-килограммовые бомбы, мелкие двух – и трехкилограммовые «зажигалки» в магниевой оболочке. Помню эти трофейные бомбочки: чистенькие, аккуратные, как все немецкое, с изящными тонкими перышками стабилизаторов – они нисколько не были похожи на смертоносное оружие. Но Сеня Коган, начальник химической службы полка, самоотверженно и неосторожно учивший нас обращаться с зажигательной смесью, брал такую бомбочку за хвост, с силой ударял о чурбак – и тотчас злое ослепительное пламя точно зубами схватывало дерево, мгновенно превращая его в дымящиеся угли. «Прожигает десятиэтажный дом!» – орал Семен…»

*По воспоминаниям Пустовалова, Ефим Сагайдаков погиб в бою июле того же года, что и Александра Полякова.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели