Триумф и трагедия Александра Афанасьева
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Триумф и трагедия Александра Афанасьева

12 июля 2010 / просмотров – 2791
Истфакт
Почему «русский Гримм» умер в нищете?
В середине XIX века этот выдающийся фольклорист стал создателем самого полного собрания народных сказок, стяжав славу «русского Гримма», хотя на самом деле его труд был втрое больше, чем знаменитый сборник немецких братьев-сказочников. Благодаря Афанасьеву многие персонажи народного фольклора обрели свое второе рождение и теперь знакомы каждому ребенку. Правда, за это ему пришлось заплатить слишком высокую цену…

«Крамольный лектор»
Александр Афанасьев родился 11 июля 1826 года в городке Богучары Воронежской губернии. Детство провел в Боброве, куда по долгу службы направили его отца – мелкого судебного чиновника. Здесь, по воспоминаниям будущего ученого, «слушая рассказы какой-нибудь дворовой женщины», он впервые оценил поэзию народной сказки, с ее волшебными приключениями, мудростью и лукавством. Потом была учеба в Воронежской гимназии, после окончания которой он по настоянию отца поступил на юридический факультет Московского университета. Юноше из семьи с весьма скромным достатком покорять Первопрестольную было непросто. Однако Афанасьев не ограничивался одними университетскими лекциями и, экономя на всем, умудрялся покупать книги. Особенно его интересовала история родной страны. Он даже задумывался о преподавательской карьере, но этим планам не было суждено сбыться: в 1848 году выпускнику-Афанасьеву доверили прочитать лекцию, на которой присутствовал министр народного просвещения Уваров и тот усмотрел в ней «крамольные» демократические намеки…

Начало «сказочной карьеры»
Вынужденный отказаться от преподавания, Афанасьев поступил службу в Главный архив министерства иностранных дел, но исторических изысканий не оставил. Его исследования по народному быту публиковались в популярнейших российских изданиях «Современник», «Отечественные записки», «Русский вестник»… Вскоре ученый-энтузиаст был избран членом Русского географического общества (РГО), в фондах которого скопилось немало сказок, записанных в разных уголках России. У Афанасьева возникла идея их систематизировать, дополнить и опубликовать. Так началась его «сказочная деятельность».

Глас народа
Сказки РГО составили около трети собрания Афанасьева. Остальные материалы он добывал, сотрудничая с любителями старины в различных уездах страны, изучая старинные рукописи в архивах… Около 10 сказок были записаны Афанасьевым в родной губернии. Кроме того, в сборник вошли народные сказания из личного архива создателя толкового словаря Владимира Даля. В итоге с 1855 по 1863 годы свет увидели 8 выпусков «Народных русских сказок», общим объемом в 600 текстов. По богатству материалов это собрание превосходило все подобные издания. Не менее важно и то, что Афанасьев позаботился о том, чтобы передать оригинальный колорит русской сказки: в отличие от братьев Гримм (которых, к слову, он высоко ценил как исследователей и популяризаторов фольклора), Александр Николаевич «вольных переделок» не допускал. Так что в его собрании звучит живой голос народа!
Все, что было искалечено, Афанасьев был вынужден выбросить и затем приступил к печатанью уцелевшего, однако он не сдался и за границей опубликовал полные варианты своих трудов

У истоков «сказковедения»
Афанасьев не ограничился публикацией сказок, но и выступил, как один из родоначальников «сказковедения»: издание сопровождалось комментариями и ссылками на похожие сказочные сюжеты в культуре других народов.
За сказками последовали собрания народных легенд, песен, пословиц, многочисленные научные статьи, а затем и создание фундаментального труда «Поэтические воззрения славян на природу». В этом исследовании Афанасьев выступил как представитель нового «мифологического подхода» к изучению сказок, находя в них отголоски древних представлений о природе. Правда, порой, ученый увлекался и невольно упрощал происхождение некоторых сказочных сюжетов. Так, к примеру, в пиве, которое пьет былинный богатырь в одной из сказок, он видел образ дождя.

Сказочник-диссидент
За вклад в изучение народной культуры ученый получил высокие награды РГО. Его «Народные русские сказки» заслужили лестные оценки зарубежных коллег. Тем не менее, в задуманном автором виде труды Афанасьева свет в России так и не увидели. Все они подверглись жесточайшей цензуре, а часть из них и вовсе оказалась под запретом. Дело в том, что ученый не боялся включать в сборники тексты, в которых проглядывала народная критика заевшихся господ, а уж что-что, а пословицу: «Сказка – ложь, да в ней намек», русские бюрократы усвоили хорошо. Собрание «Народные русские легенды» было запрещено III отделением (органом политического сыска имперской России), а про последние выпуски «Народных русских сказок» Афанасьев с болью писал друзьям: «Получил половину рукописи, израненную кровавыми чернилами. Все, что было искалечено, был вынужден выбросить и затем приступил к печатанью уцелевшего…» Однако он не сдался и опубликовал полные варианты своих трудов за границей.

«Тайный корреспондент» Герцена
Большая часть афанасьевских собраний была опубликована в лондонской Вольной типографии «дедушки русской революции» Герцена, созданной специально для того, чтобы сделать доступными для читателя запрещенные в России произведения. Более того, историки называют Афанасьева в числе «тайных корреспондентов» Герцена, поставлявших для печати «всё написанное в духе свободы». Это сотрудничество подпитывал журнал «Библиографические записки», который ученый издавал вместе с Николаем Щепкиным (сыном знаменитого артиста). В этом журнале печатались многие видные историки и литературоведы, а то, что не пропускала цензура, переправлялось за границу. Однако III отделение тоже не дремало.

Нищий, но не сломленный
В 1862 году жандармы произвели в квартире Афанасьева обыск и хотя официальных обвинений ему никто не предъявил (ничего предосудительного не нашли), ученый был вынужден покинуть государственную службу. Несколько лет он перебивался случайными заработками. Чтобы как-то прокормить семью продал за бесценок свою уникальную библиотеку… Наконец он устроился секретарем в Московскую думу, но по-прежнему терпел нужду. Однако даже в эти годы, полные лишений, ученый своих исследований не прекращал.
В 1871 году Афанасьев умер от чахотки. Еще до того, как известие о его кончине появилось в русской печати, английский журнал опубликовал некролог выдающегося этнографа Ролстона, где было сказано: «Как собиратель и комментатор русских сказок Афанасьев не имел соперников, и никто не сделал в этом деле так много, как он…»
Кстати
«Не для печати», – такая пометка стояла на рукописном сборнике Афанасьева «Заветные сказки», куда вошли «сказки для взрослых», нередко сдобренные крепкими выражениями, созданные простым людом, который, как известно, за словом в карман не полезет. Со временем ученый, которому было важно сохранить наследие устного народного творчества, во всей полноте все-таки решился издать «Заветные сказки» в Женеве. После революции они были переизданы в России.
Настольной книгой Есенина был труд Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу». В этом же исследовании черпали знания по мифологии наших предков Достоевский, Островский, Блок, Хлебников, Пастернак… В советское время труд долгое время находился в забытьи, и только в 1981 году он был переиздан. Решение принял лично Андропов, тогда возглавлявший КГБ. Разрешить переиздание фундаментального афанасьевского исследования его убедил искусствовед Юрий Медведев.
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели