Уличный парадокс, или "Дело террориста Созонова"
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Уличный парадокс, или "Дело террориста Созонова"

13 августа 2013 / просмотров – 2156
Истфакт
В Ленинском районе Воронежа есть странная улица, названная в честь некого, никогда не существовавшего Петра Сазонова. Загадочное наименование возникло в результате курьеза, да так и прижилось…

По информации краеведов, в XIX веке этот уголок города был известен как «Гуменский переулок» (от слова «гумно» – место, предназначенное для хранения хлеба). В начале XX столетия его называли Веневитиновским – по фамилии зажиточного мещанина Михаила Веневитинова, который приобрел здесь недвижимость. В 1928-м данная часть Воронежа фигурировала в документах горсовета как переулок Сазонова. При этом имя и отчество персоны в них не указывались. Краеведы предполагают, что речь идет о революционере, террористе, убийце министра внутренних дел Вячеслава Плеве Егоре Созонове*. В Петра он «превратился», скорее всего, в 1970-е годы, когда шла активная застройка района. Причиной путаницы могла стать другая  воронежская улица, получившая имя в честь рабочего, члена подпольной народнической организации Петра Алексеева. В процессе освоения территории в 1970-е два названия по недоразумению были объединены. В итоге на карте появилась улица Петра Сазонова. Заглянем в биографию главного фигуранта этой необычной истории – реального Созонова.

Неудавшийся лекарь

Будущий террорист родился в 1879 году в Вятской губернии, в семье старообрядцев и в юности вовсе не разделял радикальных революционных взглядов. Он мечтал стать земским врачом и даже поступил на медицинский факультет Московского университета. Перелом в его сознании произошел после студенческих волнений, участники которых были отданы по решению властей в солдаты. Тогда Созонов призвал сокурсников к протесту и выступил в качестве организатора демонстрации. В итоге студентов разогнали, а смутьяна исключили из университета и выслали в Уфу. Там неудавшийся лекарь увлекся идеями социалистов-революционеров, считавших террор одним из самых эффективных методов борьбы с самодержавием. В 1902 году его арестовали во время полицейской облавы. В тюрьме строптивый зэк устроил голодовку и после недолгих разбирательств был отправлен по этапу в якутскую ссылку. Однако по пути Созонов смог бежать. Некоторое время он жил в Швейцарии, где вступил в одну из ячеек боевой организации эсеров, а затем вернулся под чужим именем на Родину. Здесь вчерашний арестант включился в подготовку теракта, целью которого было убить министра внутренних дел Вячеслава Плеве. У этого человека биография тоже весьма любопытная.

По ту сторону баррикад

В том году, когда Созонов только родился, его будущая жертва – Плеве был назначен на прокурорский пост в Петербургскую судебную палату. К тому времени у него за плечами была успешная служба в структуре Минюста в разных уголках империи. В столице он тоже проявил себя весьма энергичным профессионалом. Не случайно именно его сделали исполняющим обязанности прокурора в деле об убийстве императора Александра II, а затем и главой Департамента государственной полиции МВД. Это под его руководством была разгромлена организация «Народная воля», члены которой покусились на самого царя. Под его же началом была создана масштабная агентурная сеть, опутавшая тайные общества. Революционеры его ненавидели и считали, чуть ли ни врагом № 1.

В 1902 году Плеве возглавил МВД и Корпус жандармов. На этих постах он продолжил гнуть ту же жесткую линию. При нем были подавлены выступления крестьян в Подольской и Харьковской губерниях, закрылись многие земские учреждения, включая Воронежский уездный комитет – «за резкость суждений его членов». Одновременно на местах была усилена власть губернаторов. Меж тем, жить Плеве оставалось недолго.

Охота на министра

В 1903-м по южным уголкам империи прокатились еврейские погромы. Революционеры возложили вину за них на Плеве, и перешли к активным действиям против главы МВД. В течение 1904 года боевая организация эсеров тщательно разрабатывала план его убийства под названием «Поход на Плеве». Операция не раз срывалась, но 28 июля, когда в Петербурге на площади у Варшавского вокзала проезжала министерская карета, прогремел взрыв. Плеве скончался на месте. Бомбу, убившую его, метнул Созонов.

Террориста приговорили к пожизненной каторге на Нерчинских рудниках, где в свое время отбывали наказание восемь декабристов. В 1907 году его перевели в Зерентуйскую каторжную тюрьму, где как раз был назначен начальником некий Высоцкий, славившийся своим крутым нравом. За малейшую провинность арестантов пороли. Это спровоцировало несколько самоубийств узников. Зимой 1910 года, протестуя против тюремного произвола, Егор Созонов принял яд.

 

*В некоторых источниках его называют Сазоновым

 

Известный эсер Борис Савинков хорошо знал убийцу царского министра внутренних дел Вячеслава Плеве Егора Созонова и дал ему характеристику в своих «Воспоминаниях террориста»: «Революционер старого, крепкого закала, (…) не имел ни сомнений, ни колебаний». Но, спустя несколько строк, добавил: «Созонов впоследствии написал мне с каторги: «Сознание греха никогда не покидало меня».

 

После революции прах Созонова был перевезен с территории бывшей каторжной тюрьмы в Уфу, а на могиле появился трехметровый обелиск со словами из его предсмертной записки: «Я должен умереть. Ожидать лишний день – это значит, может быть, увидеть новые жертвы». Со временем памятник пришел в негодность. Теперь на месте захоронения стоит простое надгробие.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели