В огне двух Мировых войн, или Фронт семьи Журавец
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

В огне двух Мировых войн, или Фронт семьи Журавец

22 апреля 2015 / просмотров – 2605
Истфакт

Среди многочисленных реликвий, которые хранятся в этом роду – личная благодарность верховного главкома СССР, снимки из поверженного Берлина и чемодан с синим крестом. О том, какая удивительная история связана с этими артефактами и не только, «ГЧ» рассказала представительница семьи Эмма Журавец.

Как награда спасла семью от голода
Дед нашей собеседницы Иван воевал еще в Первую Мировую, а в армию попал и того раньше. Он родился в Западной Белоруссии, в простой семье. В юности был призван в вооруженные силы и смог дослужиться до младшего офицерского чина. В Воронеже прапорщик Журавец трудился в Кадетском корпусе, выполнял ответственные функции воспитателя. В том же учебном заведении он встретил свою суженую Анну. Девушка работала здесь кастеляншей. Молодые люди приглянулись друг другу и вскоре поженились. Жили они дружно, воспитывали троих сыновей, но в 1914-м страна оказалась втянутой в кровавую бойню. Иван отправился на фронт, был ранен, к счастью не смертельно. Домой вернулся кавалером Георгиевского креста. Позже, уже в советские годы эта награда спасла семью от голода. Анна выменяла ее на мешок муки, что помогло пережить тяжелый период. Тогда все надеялись, что трудные времена уже не вернутся, но в 1941-м началось фашистское вторжение. В этот раз на борьбу с врагом от рода Журавец поднялся целый семейный фронт. Старший сын Ивана и Анны – Александр был призван в артиллерию, второй – Георгий стал танкистом, а третий – Борис сражался в пехоте...
Пролетарский стаж для будущего доктора
Александр – отец нашей собеседницы. К началу войны у него за плечами был уже серьезный жизненный опыт. «Папа с детства тянулся к наукам, – говорит Эмма Александровна, – однако его не брали ни в один вуз, поскольку он был сыном офицера царской армии. Пришлось ему пять лет нарабатывать пролетарский стаж».
Парень трудился слесарем, вагоновожатым, затем поступил в зоотехническо-ветеринарный институт.* Учился он с большим рвением, и все же его мысли занимали не только занятия. Александр влюбился в красавицу-студентку Елену Акулову. На последнем курсе они поженились и, получив дипломы, вместе отправились работать в сибирскую глубинку. Под опекой молодых врачей было три крупных фермы. Тогда-то и появился в семье походный чемодан с символом ветеринарной службы – синим крестом.
Загадочный портсигар
В 1930-е Журавец прошел срочную службу. В те годы то и дело вспыхивали пограничные конфликты на Дальнем Востоке. «Отец никогда не рассказывал, где находилась его часть, но с той поры у него хранился портсигар с надписью «КВЖД»,** – говорит Эмма Александровна. Видимо, наш герой успел повоевать еще до рокового 1941-го.
После армии Журавец поступил в аспирантуру. К тому времени семья уже вернулась в Воронеж, у супругов подрастала дочь. Чета строила радужные планы, но все их в один миг разрушила война. «22 июня 1941 года мы находились на пляже дома отдыха имени Горького,*** – рассказывает наша собеседница, – было прекрасное теплое летнее воскресенье и вдруг, как гром среди ясного неба – речь Молотова по радио… Люди ринулись в город, из-за толчеи попасть на трамвай было невозможно, пришлось идти пешком. Домой мы добрались только вечером, а на следующий день отец взял документы и отправился в военкомат…»
Люди, кони и пушки
Александр Иванович стал начальником ветлазарета в артиллерийской части, где использовались орудия на конной тяге. В основном это были легкие 45-миллиметровые пушки, или в просторечии «сорокопятки», незаменимые при стрельбе прямой наводкой. На мощных животных их можно было протащить практически в любое место при самой неблагоприятной погоде, и лошади трудились, «воевали», получали ранения… На Журавце лежала ответственность за здоровье и «боеспособность» этого поголовья. Не менее важные задачи выполняла в тылу его супруга – она отбирала лучшие «конские кадры» для фронтовых нужд и готовила их к отправке в зону военных действий.
От Москвы до Праги
Александр Иванович прошел боевой путь от Москвы, где формировалась его часть, до Праги. Участвовал в освобождении Воронежа, в битве на Курской дуге, в Корсунь-Шевченковской наступательной операции, в изгнании фашистов из Чехословакии… За отличия в военных действиях был награжден многими орденами и медалями, а также удостоен личной благодарности верховного главнокомандующего Сталина (в обосновании заслуг гвардии майора артиллерийской службы Журавца указан длинный перечень городов, при штурме которых он образцово себя проявил).
После войны у Александра Ивановича осталась еще одна особая «памятка» – хромота. Дело в том, что он получил ранение, но в госпиталь не обращался, чтоб не отстать от части. Лечился сам – в буквальном смысле на ходу. Конечно, доктор Журавец знал, что это может «аукнуться» позже, но о себе он тогда не думал…

«Капризный» инструмент
Александр Журавец был прекрасным музыкантом-самоучкой. Он мог подобрать любую мелодию на слух. Однажды бойцы обнаружили в заброшенном здании итальянский аккордеон. Находка оказалась очень «капризной» – настроить звук не мог ни один гармонист. А вот Александру Ивановичу это оказалось под силу. Тогда командир решил презентовать ему «покоренный» аккордеон и даже выписал на этот счет официальную бумагу…

*Ныне – факультет ветеринарной медицины и технологии животноводства ВГАУ.
**Китайско-Восточная железная дорога. Проходила в Маньчжурии, принадлежала России. В 1931-м территория, где располагалась магистраль, была захвачена Японией. Там было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го. В 1935-м после многочисленных провокаций в районе КВЖД, было подписано соглашение о ее продаже новым маньчжурским властям.
***В 1973 году на базе дома отдыха был открыт одноименный санаторий.

Наша собеседница Эмма Журавец – известный воронежский врач. Она много лет работала на кафедре детских инфекционных болезней в мединституте (ныне – ВГМА) и одновременно трудилась в детской инфекционной больнице № 7.

Двоюродный дед Эммы Александровны с материнской стороны – Григорий Акулов служил в Генштабе под началом Жукова. После войны он погиб в автокатастрофе и у родственников были основания полагать, что это произошло не случайно. К тому времени Георгий Константинович оказался в опале, а Акулов был человеком из его окружения…

Продолжение в следующем номере «ГЧ».

На фото: Александр Журавец с наградами; он же в юности (довоенный снимок); справка, удостоверяющая объявление личной благодарности верховного главкома СССР; Александр Иванович с трофейным аккордеоном; Борис Журавец. Фотографии из личного архива семьи Журавец.

 

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели