"В сутки через мои руки проходило по 120 килограммов писем". Участница Великой Отечественной Ольга Буданцева рассказала "ГЧ" о службе на военно-полевой почте
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

"В сутки через мои руки проходило по 120 килограммов писем". Участница Великой Отечественной Ольга Буданцева рассказала "ГЧ" о службе на военно-полевой почте

25 июня 2014 / просмотров – 2439
Истфакт

Ольга Львовна до сих пор без запинки называет номера маршрутов, по которым следовали письма в разные уголки воюющей страны. Спустя 69 лет после Победы, она их помнит так, как будто только сегодня 18 часов без устали сортировала корреспонденцию. Ее почтовая база обслуживала 37-ю армию. С ней она прошла боевой путь от Кавказа до Болгарии. И все это время в тыл ежедневно отправлялись послания, которых там ждали больше всего, – вести с фронта, те самые легендарные «треугольники»…

Юная сотрудница почтамта
Ольга Буданцева (до замужества – Печенкина) родилась в Ставрополье, в учительской семье. В 9 лет она осталась сиротой. Воспитывали ее старшие братья и сестры.
В 1941 году, незадолго до начала войны, девушка переехала к родным в Новочеркасск. Она тогда еще училась в школе, но, несмотря на юный возраст, решила устроиться на работу – чтобы не обременять семью. «С поисками места пришлось намаяться, – рассказывает Ольга Львовна, – все говорили, мала еще, а вот начальник почты, узнав, что я сирота, решил помочь. Поначалу я занималась сортировкой писем. Для этого нужно было очень хорошо знать географию и административное деление всего громадного Советского Союза». Она успешно изучала почтовое дело, но 22 июня всех оглушило страшное известие. Началась война…
Из противотанкового рва на вокзал
Тогда девушке пришлось осваивать иную науку – молодежь отправили копать противотанковые рвы. Вскоре началась эвакуация. Из Новочеркасска наша собеседница уехала в последнем эшелоне, не успев даже переодеться после рытья окопов.
Состав двигался глубоко в тыл, но она сошла с поезда у города Минеральные воды, где жила ее сестра. Здесь поступил приказ: всем эвакуированным связистам встать на учет. Затем девушку направили на работу в Нальчик. Отсюда летом 1942 года она как военнообязанный специалист была призвана на фронт.
К тому времени у нашей собеседницы уже имелся хороший опыт в почтовой системе. В Нальчике она обучала тонкостям дела начинающих сотрудников. После призыва на фронт ее назначили старшим работником, а позже заместителем начальника отдела на почтовой базе. Задачей № 1 было обеспечить бесперебойную отправку писем и почтовики это делали в любых условиях – даже под обстрелами и бомбежками.
«К утру наши лица становились черными от сажи»
Почтовая база двигалась вместе армией. Размещалась, где придется – в общественных зданиях, сельских хатах, времянках, землянках… Трудились зачастую по 18 часов. «Корреспонденция поступала ежедневно и мы не имели права ее держать дольше суток, – рассказывает Ольга Львовна. – Сначала письма проверяла военная цензура, потом мы их распределяли по адресам, по почтовым вагонам. Есть четыре «треугольника» в одно место – кладешь их в отдельный пакет и помечаешь, в какой вагон нужно доставить. В сутки через мои руки проходило по 120 килограммов писем… Мешки с ними приносили под вечер. Когда становилось темно, мы «заправляли» гильзы снарядов кусками шинелей, пропитанными керосином, и жгли. Коптили такие самодельные «лампы» по-страшному, к утру наши лица становились черными от сажи… Конечно, нагрузка была громадная, но мы тогда даже не думали об этом. Мы думали о Родине, о людях, которые ждали эти весточки с фронта, о ребятах, которые шли в бой, и как будто бы открывалось второе дыхание».
«Нам везде давали зеленый свет»
Рассортированные «треугольники» доставлялись на железную дорогу, с которой у базы была четко налаженная связь. Письма мчали грузовики ГАЗ-АА – знаменитые «полуторки» военной поры. Машины со знаком почты никто не задерживал. Как говорит Ольга Львовна: «Нам везде давали зеленый свет».
На железной дороге к фронтовой корреспонденции было тоже особое отношение. Согласно предписаниям, вагоны с ней цепляли ко всем поездам, даже к военным эшелонам. В пункте назначения составы тоже ждали почтовики. Нередко остановка была не больше 10 минут, и за это время требовалось выгрузить огромное количество мешков с письмами.
«В этот момент началась бомбежка…»
В 1943 году Ольга Львовна чуть не погибла. «К тому времени мы прошли всю Кубань, были большие потери, – рассказывает она, – нас перебросили под Воронеж, здесь были пополнены воинские силы, после чего мы выдвинулись по железной дороге к Харькову. На станции Двуречная пришлось остановиться. Тут сошлось несколько эшелонов – наш; состав с боеприпасами; санитарный поезд. В этот момент началась бомбежка…» Это было страшно: разрывы снарядов, стоны раненых людей… Тогда из-под огня нашу собеседницу вытащила ее подруга Юлия Костюкова, которая Бог весть как, разглядела «укрытие» – воронку от бомбы. Находчивость Юлии спасла им обоим жизнь.
Затем последовал 100-километрвый марш-бросок – эшелон был разгромлен фашистами, поэтому до Харькова пришлось добираться пешком. А там уже ждали горы необработанной корреспонденции…
«Болгары для нас накрыли огромные столы»
Потом 37-я армия участвовала во многих наступательных операциях в Украине и вместе с ней шли почтовики. Боевой путь завершился в болгарской столице. Здесь же Ольга Львовна, к тому времени уже старший лейтенант, встретила Победу. «Я никогда не забуду это невероятное ликование, – говорит она, – вместе с нами радовались болгары. Они распахнули для нас двери всех продовольственных магазинов, накрыли в парке огромные столы. Местные жители обнимались на улицах с братушками, – так они тогда называли советских бойцов…»
В Софии Ольга Львовна познакомилась со своим будущем мужем Виктором Буданцевым – выпускником Воронежского училища связи, кавалером двух орденов Красной звезды и других почетных наград, который принял боевое крещение буквально в первые минуты фашистского вторжения и прошел всю войну. Его биография – отдельная история. Ее мы расскажем во второй части этого материала. Там же речь пойдет о том, как семья Буданцевых оказалась на Чукотке, о суровом быте военнослужащих в бухте Провидения, а также об удивительной встрече фронтовых друзей спустя 30 лет…
Продолжение – в ближайшее время.

У Ольги Львовны – казачьи корни. «Мои предки проживали на территории нынешнего Грибановского района и были отправлены по велению царя на охрану южных границ, – говорит она. – За службу мой дед даже получил хутор в Ставрополье, который носил его имя».

Орден Отечественной войны II степени, медали «За освобождение Кавказа», «За боевые заслуги», «За освобождение Болгарии», – это далеко неполный перечень почетных наград Ольги Буданцевой. Кроме того, она отмечена медалью «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». Такие награды вручали передовым работникам за доблестный труд.

На фото: Ольга Львовна Буданцева демонстрирует фронтовой альбом; Ольга Буданцева в победном 1945-м; с сослуживцами; на торжестве в честь Победы в Софии; с мужем Виктором Буданцевым.

Фотографии Александра Томилина и из личного архива семьи Буданцевых.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели