"Воронежская экспедиция" Корнелия де Бруина
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

"Воронежская экспедиция" Корнелия де Бруина

12 февраля 2013 / просмотров – 4174
Истфакт
16 февраля (5-го по старому стилю) 310 лет назад в наш город прибыл голландский писатель, художник и этнограф Корнелий де Бруин. Ученый иноземец находился здесь несколько дней и подробно описал воронежские впечатления в объемистом труде, посвященном его путешествиям. Ныне свидетельства де Бруина считаются ценным историческим источником.

«Заморские приключения»

Воронежский визитер был весьма интересной личностью. В конце XVII века он совершил впечатляющий «круиз», в рамках которого посетил Рим, изучил египетские пирамиды и побывал на «Святой земле». По пути де Бруин фиксировал примечательные подробности в дневнике и делал массу зарисовок (включая эскизы фараоновых гробниц изнутри). Эта информация легла в основу книги, которая стала настоящим бестселлером. Но любознательный исследователь решил не останавливаться на достигнутом.

В 1701 году он отправился на паруснике в Архангельск, где наблюдал за бытом коренного северного населения, а затем на санях добрался до Москвы. Здесь Корнелий добился аудиенции с самим Петром. Российский самодержец, к тому времени активно взявшийся за реформы в стране, милостиво принял просвещенного иностранца. Рассказы де Бруина о далеких землях пришлись царю по душе, и он пригласил нового знакомого в Воронеж, посмотреть на строительство флота. Впрочем, одним этим путешественник не ограничился. Де Бруин познакомился с жизнью многих российских городов и селений, после чего отправился в другие страны. Так родился еще один его труд «Путешествие через Московию в Персию и Индию», содержащий множество интересных наблюдений и богато иллюстрированный самим автором. Немало страниц в этом замечательном опусе посвящено нашему городу.

«Особенности национального путешествия»

В Воронеж отправились на санях. Царя сопровождала целая свита, ведь он ехал туда решать важные задачи. Впрочем, судя по замечаниям де Бруина, поездка получилась весьма душевной. Петр вел себя по отношению к нему без всяких монарших церемоний и дал в полной мере ощутить знаменитое русское гостеприимство. Государь угощал Корнелия всякими яствами, вином и «разными водками», произносил сердечные тосты, а во время остановки в поместье Меньшикова еще и приказал палить из пушек после каждой здравницы. Однако даже за разудалым весельем путешественник не забывал записывать свои путевые наблюдения. Из них мы узнаем, что от Москвы до Воронежа каждая верста была отмечена столбом с годом их установки – 1701, а между ними росли молодые деревца (по словам де Бруина, их насчитывалось «никак не меньше 200 тысяч»). Без этих верстовых столбов и деревьев, зимой было бы трудно найти дорогу, покрытую снегом.

Из истории исчезнувшего водоема

Любопытные свидетельства голландец оставил об Иван-озере близ одноименного селения (современная Тульская область). По утверждению де Бруина, озеро это было «с весьма чистой и превкусной водой, как нашел ее царь» (сам рассказчик, видимо, взять пробу не решился). В петровскую эпоху здесь брал начало Дон. Позже Иван-озеро стало давать живительную влагу ему лишь во время большого весеннего половодья. В обычные годы донские верховья питала речка Урванка. Ее-то и стали считать истоком Дона. Самого же Иван-озера теперь нет. На его месте разлилось Шатское водохранилище.

К слову, первые работы в этом направлении, по данным де Бруина, здесь проводились уже в начале XVIII века. По приказу Петра начали рыть канал, который должен был «прорезать озеро Ивановское до небольшой речки Шаты», и возвели семь каменных шлюзов. Немало интересного Корнелия ждало и в Воронеже.

Глазами иностранного гостя

Для начала экспедицию «превосходно угостили под громы пятидесяти пушек». Пир продолжался с перерывами два дня, после чего Петр подытожил: «Мы поели, попили и порядочно повеселились (…), а теперь время уже и за работу приниматься!» С этим наставлением де Бруин отправился осматривать город. Вот, каким его увидел иноземный гость.

«Воронеж ...окружен деревянной стеной, которая вся сгнила, и разделяется на три части. Важнейшие русские купцы населяют одну часть, которая называется Акатов. В городе находится большое канатное заведение, а пороховые склады помещаются вне городских стен. На склоне горы, вдоль реки, теснится множество домов, занимающих собой пространство в шагов четыреста. В лучших из них живут (…) знатные русские. (…) Далее – дома контр-адмирала и других морских офицеров, позади же их тянутся улицы, населенные разными мастерами и рабочими по постройке кораблей». Затем мы узнаем, что «крепость стоит по другой стороне реки, и сообщение с ней совершается через большой мост». Она располагала надежной защитой: внутри находилось более 150 пушек «самого лучшего качества»; во многих местах ее прикрывал частокол; крепостные рвы были наполнены водой. Город охранял гарнизон. «Подле крепости» раскинулась корабельная верфь. По данным голландца, «новорожденный» флот насчитывал более 60 кораблей, более 20 галер и около 200 бригантин. В Воронеже и окрестностях проживало до 10 000 населения. Позже де Бруин запечатлел увиденное на гравюре.

«Деловой центр»

Исследователи градостроительного искусства, отмечают, что путешественник застал Воронеж в особенный период. Кораблестроительные работы наложили отпечаток на его облик. На острове рядом с верфью и вдоль берега, напротив нее, вырос своеобразный «деловой город», включавший адмиралтейство, цейхгауз, парусный двор (то самое «большое канатное заведение», упомянутое голландцем) и другие важные постройки. Неподалеку разместилась Немецкая слобода. Сюда, где рождался флот, из «старого города» переместился центр Воронежа. Позже, когда верфь была перенесена в Тавров, развитие города вернулось в прежнее русло – в противоположную сторону от реки. В 1740-е большую часть петровского «делового центра» уничтожил большой пожар. Так что со временем ценность описаний де Бруина многократно выросла.

 

Загадочная находка

Де Бруин посетил и окрестности Воронежа. Особенно его поразила местность вблизи небольшого города Костенска (ныне – село Костенки), где экскурсанты «нашли много слоновых зубов». Государь пояснил: по уверениям некоторых ученых мужей, это останки боевых слонов Александра Македонского, который, дескать, дошел до этих краев.

Конечно, данная гипотеза, бытовавшая в петровское время, была ошибочной. На самом деле де Бруину довелось увидеть следы стоянки древних охотников на мамонтов. Однако, примечателен уже сам интерес Петра к загадочным находкам. Царь еще в 1696 году распорядился изучить найденные здесь кости, те самым, по сути, положив начало археологическим исследованиям в Костенках.

 

Как рождаются слухи. Пребывание путешественника Корнелия де Бруина в Воронеже вызвало большой интерес местных жителей. Не обошлось и без курьезов. В один из дней голландец решил сделать зарисовку города и выбрал для этого самое высокое место на горе. Дул ледяной ветер и де Бруин распорядился устроить укрытие. Помощники вырыли яму. Корнелий соорудил защитный тент из рогожи со стороны спины, разместился в углублении и начал рисовать. За этим издали в недоумении наблюдали горожане. Вскоре поползли слухи, что иноземца …закапывают живьем.

  

Царская забава. Описывая поездку по России в своем труде,де Бруин много внимания уделил деятельности Петра, но не ограничился государственной стороной вопроса. Русский правитель предстает в его рассказах человеком, умеющим с размахом не только работать, но и отдыхать. Так, в Воронеже де Бруин стал свидетелем необычной царской забавы: «его величество потешался катанием по льду на парусах в приспособленной для того равнине», а потом по приказу Петра была устроена своего рода военная демонстрация – сброшены бомбы с кораблей.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели