За старинными фасадами улицы Сакко и Ванцетти
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

За старинными фасадами улицы Сакко и Ванцетти

24 мая 2011 / просмотров – 5891
Истфакт
«Это настоящий музей под открытым небом, – говорит коренная жительница Воронежа и энтузиаст изучения родного края Татьяна Комаричева, – что ни дом, то островок дореволюционного прошлого. Конечно, здания, унаследованные от давних времен, постепенно теряют свой колорит под напором «цивилизации» – подвергаются перестройке, часто нелепой, или просто тихо ветшают без должной заботы. И все же «старый город» здесь пока еще жив…»
История этого заповедного уголка Татьяне Владимировне хорошо знакома не только по трудам краеведов. Она выросла на улице Трудовой, соседней с Сакко и Ванцетти и старинные особнячки – ее давнишние «друзья». Какие секреты прячутся за их затейливыми фасадами?

Дивный «Девичок»
Исконное название улицы – Большая Девиченская, по Покровскому Девичьему монастырю, который здесь обретался до наступления богоборческих времен. В середине позапрошлого века им 30 лет управляла игуменья Смарагда – родная сестра воронежского губернатора Бегичева, весьма просвещенная женщина, очень любившая поэзию. В гостях у настоятельницы бывали Жуковский и Никитин.
С монастырской церкви сняли крест и водрузили его место красное знамя
На монастырском кладбище хоронили представителей известных воронежских дворянских родов – Веневитиновых, Тевяшовых, Чертковых… С конца XIX столетия в обители хранилась Казанская икона Божьей матери с самым «богатым» окладом в городе, украшенным брильянтами (дар вдовы одного надворного советника). Она и другие реликвии были изъяты у монахинь большевиками в 1922 году, а спустя 7 лет с монастырской церкви сняли крест и водрузили на его место красное знамя. Сестер разогнали. Кельи приспособили под жилье и хозяйственные нужды. В 1930-е территория бывшей обители стала называться Рабочий городок, но прежние постройки частично уцелели: во дворах некоторых домов до сих пор можно видеть характерные элементы декора. А прежнее имя улицы сохранилось в народной памяти как «Девичок». Его не истребило ни время, ни война против веры.

Таинственные подземелья
По рассказам старожилов, в конце 1950-х любопытные мальчишки наткнулись на таинственный лаз неподалеку от места, где Сакко и Ванцетти упирается в улицу Малотерновую, поблизости со школой № 16 (ныне – № 17). Юные «разведчики» предприняли рискованную экспедицию под землю и… вылезли аж на территории бывшего Девичьего монастыря в каком-то сарае. Правда это или молва – трудно сказать, но, если учесть что в старину культовые сооружения имели подземные ходы в оборонительных целях, может статься подобные катакомбы и вправду существовали. Тем более что 16-я школа была построена на месте церкви, но, более молодой, чем Девичья обитель. А еще после войны в процессе частной застройки выяснилось, что в районе Девичка сохранились монастырские подвалы. Местные жители приспособили их под погреба.

Фронтовой штаб в дворцовом стиле
Как настоящий дворец выглядит богато декорированное здание в псевдорусском стиле, расположенное по адресу Сакко и Ванцетти, 80. Такой вид оно приобрело после 1886 года, когда его выкупила воронежская епархия под общежитие духовной семинарии. А началась история усадьбы еще в конце XVIII века – с одноэтажного дома, построенного для губернского прокурора. В разное время особняк принадлежал участнику Отечественной войны 1812 года полковнику Халютину и неким Федорову и Попову, основавшим здесь частный пансион. В числе юных дворян, проходивших здесь обучение, был известный философ и общественный деятель Станкевич. В том же здании провел свое детство видный дипломат Алексей Лобанов-Ростовский, семья которого отметилась в числе хозяев красавца-дома. В советские годы его занимали различные образовательные учреждения, а во время Великой Отечественной войны здесь размещался штаб Юго-Западного фронта. В этих стенах разрабатывалась Елецкая операция, в ходе которой советские войска нанесли серьезной поражение 2-й немецкой армии. Сейчас в доме располагается школа РЖД, где бережно хранят память о его славной истории.

Просветительская миссия
С именами выдающегося историка Костомарова и знаменитого собирателя фольклора Афанасьева связано прошлое дома № 102. Они учились в губернской гимназии, что находилась в нем в первой половине XIX века. Особый «ученический колорит» и у здания № 76. Здесь когда-то действовала школа кантонистов, где готовили к военной службе сирот из солдатских семей. А вот старинная постройка, где до революции располагалась народная библиотека имени Кольцова, до наших дней не дожила (сейчас там стоит дом № 23). В свое время сюда часто захаживали многие известные воронежцы – математик Киселев, издатель Суворин, краевед Зверев… У улицы вообще давние просветительские традиции – именно тут в 1798 году открылась первая губернская типография, с которой началась история воронежского издательского дела.

«Злые чары»
Ходят легенды о постройке с башней-бельведером, расположенном по адресу Сакко и Ванцетти, 61. Молва гласит, что в башенке была домашняя церквушка, устроенная священнослужителем, обитавшим в этом доме до революции. До середины XIX века загадочное строение принадлежало чиновнику Казенной палаты, а в 1870-х в нем действительно поселился священник – Алексей Аристов. Одного из его сыновей репрессировали в советское время за то, что он читал Библию крестьянам.
А в соседнем здании № 62 дореволюционные воронежцы наслаждались плодами прогресса – в 1910 году предприимчивый электротехник Стороженко открыл кинематограф «Гелиос». На фасаде «культурного учреждения» красовалась афиша «Что смотрят сегодня?» В 1910-е годы в Воронеже смотрели трагическую историю «Злые чары», комедию «Жажда любви», драму в 3-х частях «Изверг»…

Увидимся у «Серенького»
Истории старинных зданий переплетаются с воспоминаниями советских лет. «Быт обитателей Сакко и Ванцетти и прилегающих улиц был по-спартански неприхотлив, – рассказывает Татьяна Комаричева, – особенно в послевоенные годы. Печное отопление, душ и прочие удобства – во дворе, по субботам ходили в баню на углу с улицей Дурова (бывшей Мало-Садовой). Ее построили еще XIX веке, и она действовала более 100 лет! Баня была замечательная, но ведь каждый день туда не находишься! Однако, несмотря на бытовые сложности, всюду царила чистота – убирали по графику и в каждом дворике обязательно сажали цветы. Жили дружно. У нашей улицы Трудовой даже имелась своя газета, которую редактировал мой отец – учитель русского. Писали на злобу дня: отмечали успехи, поздравляли с праздниками… Все были на виду, гулять ходили гурьбой. Раньше на Сакко и Ванцетти стоял гастроном, выкрашенный в серый цвет, за что его прозвали «Сереньким» (теперь на его месте приемный пункт утиля). Там мы назначали встречи. Навсегда врезалась в память прогулка нашего выпускного класса 25 мая 1966 года: солнечный день, тополиный пух и острое ощущение счастья. Казалось, впереди только новые победы! Сейчас многие ругают тополя, а для меня этот серебристый пух – символ самой светлой надежды…»
Центр борьбы с воронежским криминалом располагался до революции на Сакко и Ванцетти, 93. В двухэтажном здании с мрачноватым двором-«колодцем» размещалось Городское полицейское управление. Сюда, к начальнику полиции или полицмейстеру стекалась вся информация о серьезных правонарушениях на территории города.
Свое название улица Сакко и Ванцетти получила в 1927 году в честь американских активистов рабочего движения, итальянцев по происхождению, казненных на электрическом стуле по сфабрикованному делу. Эта казнь потрясла весь мир. Альберт Эйнштейн вскоре после нее написал: «Трагедия Сакко и Ванцетти должна оставаться незаживающей раной на совести человечества».
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Комментарии
  • 26.06. 14:41 Фома (Гость) Текст неплохой, но почему же П.К. Федоров и А.А. Попов, содержатели частного Благородного мужского пансиона, называются в статье "некими"? Странно. Это достаточно известные были люди с большой биографией.
  • 15.07. 01:09 Автор (Гость) Спасибо, за замечание. Извините, что отвечаю с опозданием. Только заметила комментарий. "Некими&quo t; П.К. Федоров и А.А. Попов были названы без малейшего намерения пренебрежительно отнестись к их большой биографии, а совсем по другой причине: так уж вышло, что мне подробности их жизни неизвестны )Видимо, потому что специально этим вопросом не занималась. Зато я знаю много других интересных вещей, честное слово)Однако, может, поделитесь своими знаниями? Сделаем материал на эту тему? Буду очень рада вашему звонку к нам в редакцию. С уважением,Елена Черных.
  • 19.07. 21:24 Фома (Гость) Уважаемая Елена. Это очень полезный сайт, и я ни в коей мере не хотел уязвить редакцию, просто резанули слова "некие", и не более того. А в том, что Вы знаете "много других интересных вещей" не сомневаюсь. Я, как и Вы, не занимаюсь специально историей образования в начале 19 в., так что вряд ли смогу поделиться знаниями в этой области. Пансион Федорова-Попова меня интересовал в большей степени в связи с биографией Станкевича, о котором я написал ряд статей. Успехов!
  • 25.02. 18:31 Николай К. (Гость) Уж коль речь зашла о пансионе. Федоров и Попов были отнюдь и не с большой биографией. Прошение об открытии пансиона эти старшие учителя Воронежской гимназии подали директору училищ Воронежской губернии В. И. фон Галлеру 1 июня 1825 г.,дозволение на открытие этого частного пансиона было получено от попечителя Московского учебного округа графа А. П. Оболенского, к которому в то время были приписаны учебные заведения Воронежской губернии, 18 июля 1825 года (ЦИАМ).
  • 28.03. 22:01 Автор (Гость) Спасибо за полезную информацию, Николай! Еще одна страничка в биографии нашего города... Вообще тема дореволюционного образования - отдельный разговор. Возьму на заметку!
  • 03.08. 10:43 Николай К. (Гость) Тем не менее уточню. Сам же Федоров был выпускником Воронежской гимназии (в 1818). В 1821 закончил физ.-мат. отделение Харьковского ун-та и вернулся в Воронеж, в родную гимназию, в кот. преподавал до нач.1834 г.Активно интересовался "ланкастерской системой" обучения Затем служил в гимназиях Курска, Орла и Харькова. С авг. 1836 - директор училищ Орловской губ., с апр. 1841 - на такой же должности в Курской губернии. С ноября 1854 г. - цензор Московского цензурного комитета (ГАВО, ф. И-29+ ЦИАМ, ф.31, оп. 5...).
  • 03.08. 10:50 Николай К. (Гость) О воронежском пансионе Федорова-Попова см. также в "Автобиографии& quot; Н. И. Костомарова, он учился как раз в здании по нынешнему адресу на Сакко и Ванцетти, но его отзывы о пансионе тенденциозны. Правила для пансионеров пришлись ему не по вкусу и после знакомства с запасами винного погреба его высекли и из оного заведения исключили, после чего он продолжил образование в Воронежской гимназии.Но это уже из разряда достаточно известного.
  • 03.08. 13:44 Автор (Гость) Спасибо, очень интересно!
  • 21.12. 13:18 Рипинский А.А. (Гость) Я, Рипинский Анатолий Анатольевич, коренной воронежец. Родился в 1945 г.на ул. Мало-Смоленской и всю остальную жизнь проживаю на ул. Сакко и Ванцетти. Хочу предложить более современную версию названия "Девичок". Оно скорее связано не с девичьим монастырем, а с Девичьим рынком, который во времена моей юности занимал квартал ограниченный улицами Сакко и Ванцетти, Рабрчий городок, Мало-Смоленская, Солдатский переулок. Сейчас на его месте находится многоэтажный жилой дом, а остановка автобуса 58в возле него сохранила историческое название "Девичий рынок".
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели