Куда бы государь не послал гонца...
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Куда бы государь не послал гонца...

24 февраля 2015 / просмотров – 2793
Истфакт

315 лет назад, в эпоху Петра в Воронеже начала действовать регулярная почтовая связь. Между прочим, правила доставки писем в то время были весьма суровые. Виновного в задержке казенной корреспонденции могли выпороть и посадить в тюрьму…

За что хвалили русскую почту иноземцы?
Конечно, связь создавалась не на пустом месте. Петр опирался на давние традиции. Известно, что уже в X веке на Руси существовал «повоз» – обязанность населения представлять лошадей для княжеских гонцов. Меняя коней в пути, посланники доставляли письма в нужный пункт. Позже, во времена монголо-татарского ига получила распространение ямская гоньба – система почтовых дворов (ямов), расположенных на расстоянии 40-50 верст друг от друга, на маршрутах, по которым следовали посыльные.
В XVI веке для управления службой было создано специальное госучреждение – Ямской приказ. Австрийский дипломат Сигизмунд фон Герберштейн отмечал в своих «Записках о Московии»: «Великий государь, князь Московский имеет по разным местам своего княжества ямщиков с достаточным количеством лошадей, так что куда бы он ни послал своего гонца, везде найдутся кони. Посланники имеют право выбирать лучших. Усталых лошадей заменяют другими, которых берут в селах по пути». Кстати, иноземцы, посещавшие нашу страну в XVI столетии, уже тогда называли русскую систему связи почтой, хотя в России это слово* стало широко применяться только с середины XVII века.
Границы государства расширялись. Следом развивалась связь, в том числе на южных рубежах, где в 1586 году была построена крепость Воронеж. В петровское время наш город стал центром кораблестроения, и понадобилось организовать регулярное, бесперебойное почтовое сообщение с Москвой – для контроля над возведением флота. Соответствующий царский указ был издан в феврале 1700-го. В том году почту из нашего города до Первопрестольной возили 76 раз.
Гонцы-марафонцы
О том, как функционировала эта связь, подробно рассказывает в своей книге** историк Александр Вигелев. Из нее мы узнаем, каким испытаниям подвергались гонцы. По указу Петра они должны были преодолевать расстояние от Москвы до Воронежа (472 версты) за 48-53 часа. В действительности корреспонденция доставлялась медленнее – за 55-64 часа, однако и такой темп был изнурительным. На смену лошадей отводилось только 30 минут. Сами посыльные в пути менялись трижды, но этого было недостаточно, чтобы выдержать нагрузку. В результате от воевод царю стали поступать сообщения следующего содержания: «почтарь Васька Букин уснул и письма к тебе, великому государю в реке утопил»; «почтари разбежались (…) и службу забросили». Тогда Петр смягчил правила и разрешил меняться чаще.
Под страхом смертной казни
На посыльных возлагалась огромная ответственность. Тем, кто не смог сохранить письма, грозила тяжкая кара – битье батогами, ссылка, а в случае утраты корреспонденции особой важности, можно было поплатиться даже жизнью. Петровский указ гласил, что послания следовало беречь «под жестоким страхом и под смертной казнью». Между тем, на дороге гонцов нередко подстерегали разбойники. Однако и почтари были людьми не робкого десятка. В 1701 году воевода города Ефремова*** сообщил о том, как посыльный разобрался с двумя грабителями. Одного из них он избил плетью, а на другого направил коня и задавил налетчика.
Власти со своей стороны должны были следить, чтобы важная служба действовала без перебоев. В монографии Вигелева отмечается: «Ни на одной почтовой линии так строго не наказывали за оскорбление почтарей и остановку гоньбы». Нарушителей сурово наказывали независимо от статуса. Один из сподвижников Петра Федор Ромодановский приказал однажды посадить в тюрьму на трое суток воеводу, задержавшего посыльного на полдня. Провинившийся отправил жалобу царю, но он, ознакомившись с челобитной, велел бить его батогами, дабы больше не срывал ответственных заданий.
От шуб для ямщиков до корма для лошадей
Расходы по организации почтовой линии нес Разрядный приказ (это ведомство до 1711 года управляло всеми гражданскими и военными делами пограничных городов на юге и юго-западе государства). В его компетенцию входили оплата труда ямщиков (2 копейки за 10 верст пути), снабжение их кафтанами, шубами, сапогами и валенками. В полномочиях того же учреждения была заготовка кормов для лошадей.
Каким был почтовый тракт, по которому мчались гонцы до Москвы в начале XVIII века? Получить представление об этом помогает описание, сделанное голландским художником и этнографом Корнелием де Бруином, который по приглашению Петра посещал наш город.**** Путешественник отметил, что дорога в хорошем состоянии. Вдоль нее поставлены столбы, выкрашенные красной краской. По обе стороны от проезжей части посажены деревья. Их ветви переплелись и превратились в надежный заслон от снежных бурь.
Здание с двухвековой историей
Шло время, связь развивалась. В конце XVIII века у службы появилась солидная «резиденция». Строение, где разместились ее управленцы и сотрудники, было построено в 1779 году как частный дом. В 1782 году тут обосновался губернский почтамт. Сам особняк с тех пор неоднократно перестраивался, но место главного почтового учреждения остается неизменным вот уже 233 года! Это здание с современным адресом проспект Революции, 25 знают все горожане. На его фасаде установлена памятная доска, гласящая, что здесь побывал Лермонтов.
Профиль великого поэта
По данным краеведов, великий поэт был в наших краях проездом трижды. В 1840 году по пути на Кавказ он останавливался в усадьбе в селе Семидубравном (ныне Новая Покровка Семилукского района). Тогда его приютил товарищ по Лейб-гвардии гусарскому полку Александр Потапов. Зимой 1841-го Михаил Юрьевич посетил наш город, следуя в Петербург. Весной поэт возвращался в свою часть и вновь побывал в Воронеже. В губернском центре он останавливался в гостиницах, точное расположение которых теперь трудно установить. Поэтому мемориальную доску решили разместить на здании главпочтамта – у нас это единственное место, которое наверняка связано с пребыванием Лермонтова.
Интересная деталь: на доску помещен мраморный медальон с контурным портретом, который воспроизводит рисунок, сделанный в 1840 году бароном Дмитрием Паленом – сослуживцем Лермонтова по кавказскому полку. Оригинал хранится в Институте русской литературы РАН. Этот набросок – единственное профильное изображение поэта.

*Заимствовано из польского языка, куда пришло из итальянского. Восходит к латинскому слову, обозначавшему остановку, станцию, где меняли лошадей.
**«История отечественной почты».
***Город входил в маршрут, по которому почтари везли письма в Москву.
****Его перу принадлежит солидный труд «Путешествие через Московию в Персию и Индию». В этом опусе Корнелий де Бруин поделился своими впечатлениями и о Воронеже.

В 1695 году через наш город доставлялись письма из Москвы для участников первого Азовского похода. Поначалу корреспонденцию из Воронежа в действующую армию возили через город Валуйки, однако скоро выяснилось, что по дороге попадаются татарские разъезды. Тогда Петр приказал отправлять послания окружным путем через Царицын. Эта система действовала всего два месяца, поэтому историки не связывают с ней рождение регулярной почтовой связи на воронежской земле.

Петр I принимал личное участие в создании воронежской почты. Он собственноручно корректировал проекты указов по этому вопросу. Позже, когда служба была уже создана, не оставлял ее без контроля, вникал в детали, вносил исправления в наказы почтарям вплоть до количества лошадей, которых следует держать на станции.

Фотографии Евгения Сорбо.

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели