О речных метаморфозах, военной балладе и детстве Маршака. Из истории Дальней Чижовки
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

О речных метаморфозах, военной балладе и детстве Маршака. Из истории Дальней Чижовки

17 сентября 2014 / просмотров – 2636
Истфакт

Мы продолжаем рассказ по итогам краеведческого похода с историком Владимиром Размустовым по Дальней Чижовке. На этот речь пойдет о том, как петровский кораблестроительный бум отразился на экологии, почему в детских произведениях нашего знаменитого земляка часто «вспыхивают» пожары и о том, как воронежская слобода попала в песню.

«Разбежались звери, разлетелись пчелы…»
Путешествуя по закоулкам частного сектора, мы спустились вниз к водохранилищу. В местном пейзаже причудливо сочетаются индустриальная тематика и сельский колорит. Вдалеке виднеются трубы Воронежской ГРЭС, а на берегу …щиплют траву козы. Стихийное пастбище тут возникло с легкой руки жителей окрестных домов, благо сочных растений, пригодных для откорма животных, у воды произрастает достаточно. Кажется, «козье царство» было в этих краях всегда, но это не так. У здешних мест богатая история.
В петровскую эпоху неподалеку отсюда появилось особое инженерное сооружение, призванное устранить серьезную проблему. Дело в том, что активное кораблестроение, что велось на Воронежской верфи и бесспорно имело огромное государственное значение, тем не менее, повлекло за собой плачевные последствия для экологии. Как писал об этом дореволюционный историк Леонид Вейнберг: «Из вырубленных (…) лесов разбежались звери, разлетелись пчелы, а стук и шум топоров и пил, частая и многая пушечная и пищальная пальба с беспрерывно снующих галер, галеасов (…) распугали всю рыбу». И это была еще не вся беда. Обмелела река. Чтоб выволочь построенные суда на глубоководье, приходилось идти на ухищрения. К ним привязывали …надутые бычьи пузыри и с их помощью вытягивали корабли к Дону. Но, конечно, подобный способ мог служить только временным решением. Поэтому Петр приказал перегородить реку, чтоб поднять уровень воды.
Приключение англичанина в России
Первую плотину с судоходным шлюзом возвели в месте, где река Воронеж впадала в Дон. Вторая такая же была построена напротив слободы Чижовка. Работами руководил английский инженер Джон Перри, нанятый на службу Петром во время заграничной поездки. Этот человек прожил в нашей стране 17 лет и описал свои впечатления о бурной петровской эпохе в труде «Состояние России при нынешнем царе». В нем английский специалист, кроме всего прочего, сетует на задержку жалования, выплату которого неоднократно переносил «лорд Апраксин».
Сам инженер тоже попал на страницы книги, причем, написанной нашим земляком Андреем Платоновым. Его образ угадывается в герое произведения «Епифанские шлюзы» Бертране Перри.
Рай для отдыхающих
Между тем, известно, что плотина на Чижовке успешно выдержала напор весенних вод в 1705 году, но затем верфь было решено перенести в Таврово. Однако петровский шлюз продолжал существовать. В начале XX века это место пользовалось огромной популярностью у горожан. Здесь можно было искупаться в реке, совершить путешествие на лодках, поиграть в кегли, покататься на качелях. Кроме того, имелся буфет с различными прохладительными напитками. Продумано было и транспортное сообщение с этим раем для отдыхающих. В путеводителе 1910 года сообщается, что от Чернавского моста на шлюз ходил пароход «Лида». Кстати, в районе моста картина была уже совсем иная. Корреспонденты в начале XX века называют реку в этом месте «навозной жижей»…
К 1930-м годам ситуация еще более усугубилась. Пришла в упадок и территория шлюза, превратившись в рассадник малярийных комаров. Андрей Платонов, сведущий в вопросах мелиорации, грустно констатировал: «Некогда многоводная и сильная река одряхлела, истощилась до поганой лужи. И в значительной степени это произошло от того, что человек приложил к реке руку свою…»
«Мы шли в наступление при свете пожарищ»
С тех пор в этих краях многое изменилось. Особенно после того как по местным холмам пронеслась огненная буря войны. В годы Великой Отечественной здесь героически сражались защитники Чижовского плацдарма. Фамилии некоторых бойцов теперь увековечены в названии улиц и переулков. Более того, этой странице воронежской истории посвящена песня.
Она появилась по инициативе политотдела Воронежского фронта в разгар боев за Чижовку. Произведение для поднятия солдатского духа заказали знаменитому композитору Исааку Дунаевскому и автору слов легендарной «Смуглянки» Якову Шведову. Исаак Осипович пошел по проторенной дорожке и использовал мелодию своей «Каховки».*А вот Яков Захарович подошел к работе более основательно и запросил фактуру. Это видно при знакомстве с текстом песни. В нем есть названия воронежских улиц того времени. Во втором куплете упоминается один из героев Чижовки – младший политрук 100-й стрелковой дивизии Яков Виноградов, погибший в бою в 1942-м.** Нашли в словах Шведова и конкретные детали сражения. Например: «Мы шли в наступление при свете пожарищ, то склады горели вдали…» или «Брать штурмом пришлось каждый дом. На улице Светлой, на улице Красной врага мы встречали огнем…» В итоге получилась проникновенная баллада, описывающая подвиг защитников плацдарма. А назвали ее Шведов и Дунаевский просто, без пафоса – «Песня о Чижовке».

Пламенное воспоминание поэта
С Дальней Чижовкой связано раннее детство Самуила Маршака. Он родился в доме близ мыловаренного завода предпринимателей Михайловых, где некоторое время работал его отец. Позже наш выдающийся земляк описал этот период в своих воспоминаниях. В них он рассказал, как играл с хозяйскими племянниками в «мыльное производство», как любовался лошадьми на заднем дворе и как впервые в жизни увидел вора… Но больше всего воображение маленького Самуила поразил пожар. Он вспыхнул рядом с домом ранним утром, и пока мама торопливо одевала едва проснувшегося парнишку, он не мог оторвать глаз от багрового зарева в окне. «Должно быть, это впечатление первых лет моей жизни и было причиной того, что в моих сказках для детей так много места уделено огню», – спустя годы признался Маршак.

*Песня была написана в содружестве с поэтом Михаилом Светловым для фильма «Три товарища», который вышел на экран в 1935 году.
**По судьбоносному совпадению Виноградов, встретивший свою смерть на Чижовке, был уроженцем смоленской деревни, которая носила такое же название. В честь него назван переулок на воронежской земле.

Необычное прошлое у улицы Грамши, расположенной в границах бывшей слободы Чижовка. Ее история уходит еще в XIX век, но в полном смысле улицей тогда она не была. Здесь гоняли скот, поэтому жители округи долгое время называли ее Прогоном. Имя в честь основателя итальянской компартии Антонио Грамши территория получила в советские годы.

На месте Вогрессовского моста издревле существовала переправа через три речных рукава. На ней трудились жители селения, которое находилось на левом берегу и именовалось Монастырщенскими выселками или иначе Купеческими двориками. Поэтому примитивную деревянную конструкцию именовали Купеческим мостом. Современный вид переправа приобрела в первой половине 1930-х годов. Железобетонную громаду, названную по расположенной рядом гидроэлектростанции, возводили заключенные.

Первая часть отчета по итогам экскурсии - в материале «Как мы стали хайкерами, или Тайны холмов Дальней Чижовки».

Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели