Последний шанс дипломатии
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Последний шанс дипломатии

18 сентября 2013 / просмотров – 1025
Россия и мир
«Арабская весна» в государствах Ближнего Востока проходила по разным сценариям, но финал для всех стран, за исключением Сирийской арабской республики, был един – смена режима: либо как в Тунисе относительно безболезненная и быстрая, либо как в Алжире и Ливане – с кровопролитными боями и «показательным» свержением диктатора. И только режим Башара Асада еще удерживает власть в государстве, несмотря на внутренние конфликты и давление извне.

С марта 2011 года по настоящий момент протест оппозиции, подогреваемый социально-экономическими и религиозными факторами, «эволюционировал» из эпизодических вооруженных стычек в кровопролитную гражданскую войну, в конечном итоге, разделив мир на два лагеря и подведя страну под угрозу вооруженной интервенции. Конфликт между правительственными войсками и силами повстанцев, которые в ноябре 2012 года преобразовались в Сирийскую национальную коалицию, унес более 100 тысяч жизней.

От борьбы с диктатором до теории заговора

В мировом сообществе господствует плюрализм взглядов на природу «сирийского конфликта»: наряду со сторонниками либеральной «прозападной» теории, согласно которой угнетенный тиранией народ борется за свободу, а любые попытки подавить бунт воспринимаются как война против собственного народа, есть те, кто склоняются с «антизападной» позиции, близкой к теории заговора. Она опирается на тезисы, согласно которым США стремятся взять под контроль очередное государство, устранить потенциального союзника Ирана и ослабить позиции России на Ближнем Востоке. Впрочем, в полифонии версий есть место «золотой середине»: ее сторонники считают, что акции сирийской оппозиции «подпитываются» Саудовской Аравией и Катаром, а США, в свою очередь, лоббируют их политические интересы на международной арене.

Мир на грани войны

Сирийская арабская республика – одно из семи государств, не присоединившихся к Конвенции о запрещении химического оружия, поэтому в контексте дестабилизации ситуации в стране вопрос его наличия волновал мировое сообщество еще до тревожной осени 2013 года. Сообщения о случаях «локального» применения оружия массового поражения: в пригороде Хомса Аль-Байда и при обстреле района Хан-эль-Асаль провинции Алеппо – стали появляться в СМИ с декабря прошлого года. Оппозиция и Правительство выдвигали взаимные обвинения, перекладывая друг на друга ответственность за смерть сотен мирных граждан. А Дамаск даже направил в ООН официальное заявление с просьбой провести расследование по факту инцидента в провинции Алеппо. Обострение «сирийского конфликта» началось 21 августа: буквально через два дня после прибытия в Арабское государство экспертов ООН по химическому оружию во главе с Оке Сельстремом, в пригороде Дамаска после обстрела снарядами с зарином мучительной смертью гибнут сотни человек. Мир оказывается на пороге новой войны, а на политической арене появляются два лагеря. Исход противостояния между сторонниками вооруженной интервенции в обход совбеза ООН по главе с США и приверженцами мирного урегулирования конфликта, возглавляемыми Россией, зависит от дипломатии. Обсуждение ситуации на Ближнем Востоке оттесняет на второй план все прочие темы на саммите «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге.

Парадокс от США

Угрозу вторжения в Сирию удалось отсрочить, по крайней мере, на время, благодаря предложению России. МИД РФ предложил режиму Башара Асада путь спасения: присоединение к Конвенции о запрещении химоружия с последующей передачей всего арсенала под международный контроль. После трехдневных переговоров в Женеве госсекретарю США Джону Керри и министру иностранных дел России Сергею Лаврову удалось договориться. Участники встречи сошлись и в приблизительной оценке сирийских запасов оружия массового поражения, а также наметили план действий по выходу из кризисной ситуации.

В кратчайшие сроки Сирия должна предоставить максимально полную информацию о своем арсенале, а инспекторы ООН должны получить полный и беспрепятственный доступ ко всем объектам. Договоренность между странами предполагает уничтожение химоружия к середине 2014 года. Тем не менее, в позицию США закрался парадокс: открыв путь к дипломатическому разрешению конфликта, Америка продолжает держать страну «под прицелом» и подчеркивает, что в случае провала инициативы РФ, применения силы не избежать. 

«Еще не все дорешено»

Казалось бы, когда Дамаск согласился на предложение России, весь мир вздохнул с облегчением, в том числе и Америка, которой, по мнению многих экспертов, сегодня война не нужна. Однако с уверенностью говорить о том, что конфликт будет исчерпан, нельзя: трудно представить, что США откажутся от смены режима Башара Асада, слишком свежи воспоминания об Ираке, Ливии и слишком велик соблазн спроецировать на ситуацию вокруг Сирии «югославский сценарий», также не потребовавший наземного вторжения в пределы Сербии. На сегодняшний день эксперты ООН не смогли определить, какой из сторон было применено химическое оружие под Дамаском и имеют ли к нему доступ боевики, однако специалисты не преминули отметить, что военные преступления совершались и оппозицией, и правительством.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Владимир Соловьев приглашает Джона Маккейна в прямой эфир программы "Воскресный вечер"

«Президент РФ выступил в авторской колонке New York Times с позиций политического реализма»

«Для США сирийская проблема – это продукт предназначенный для внутриполитического пользования»

 

 

 

 

Светлана Рейф
239-09-68
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели