Смертельная самба на Карибах
Опрос В Госдуме планируют рассмотреть законопроект, обязывающий медицинские учреждения пропускать родственников в реанимацию. Как вы относитесь к этой инициативе?

Смертельная самба на Карибах

11 ноября 2010 / просмотров – 1965
Россия и мир

В октябре 1962 года американские самолеты-разведчики сделали снимки, свидетельствующие о наличии на Кубе (то есть прямо «под носом» у США) советских ракет. Как они попали сюда, за 11 000 километров от СССР, американцы в то время могли только догадываться. Подробности этой беспрецедентной операции под кодовым названием «Анадырь» стали известны только спустя десятки лет. А тогда, в 1962-м, за ней последовали события, вошедшие в историю как Карибский кризис. Никогда мир не был так близок к ядерной катастрофе как в те октябрьские дни. О том, что довелось пережить, вспоминают наши земляки, принимавшие участие в операции «Анадырь».

На грани Третьей мировой
В 1960-е годы соотношение ядерных вооружений между СССР и США составляло 5000:300 в пользу Штатов. Размещение на Кубе советских воинских сил рассматривалось Хрущевым в качестве ответной меры на создание американских ракетных баз в Италии и Турции (американские ракеты, находящиеся там, могли достичь территории СССР за 15 минут), а также как ответ на угрозу вторжения войск США на остров Свободы. Здесь планировалось сосредоточить обширную советскую группировку войск, сердцевиной которых должны были стать ракетно-ядерные силы.
В ходе операции «Анадырь» в августе-сентябре 1962 года на Кубу удалось перебросить ракеты с ядерными боеголовками средней дальности Р-12, тактические ракеты «Луна», фронтовые крылатые ракеты, самолеты-носители ядерных боезарядов «Ил-28». Численность воинского контингента составила 43 000. Переброску осуществили тайно по морю – в трюмах (!) кораблей. Прежде так перевозили только рабов на плантации.
После обнаружения советских ракет «под боком» у Америки Кеннеди объявил вокруг Кубы карантин. К ее берегам было направлено 183 военных корабля. В боевую готовность приведены американские войска в Европе, 6-й и 7-й флоты США. В небе постоянно дежурила стратегическая авиация. Советские вооруженные силы также находились в повышенной готовности. Компромиссного соглашения удалось достичь только 28 октября 1962 года: СССР обязался вывести ракеты с Кубы, США – из Турции. Также Штаты обязались не предпринимать военных действий против Кубы.

«Наши ракеты торчали над пальмами»
Подполковник запаса, участник операции «Анадырь» Виктор ГУДЫМ:

– Об операции мы ничего не знали до последнего момента. Корабли шли с легендой «Без пассажиров», а внутри сидели наши пацаны. Условия были тяжелейшие: иллюминаторы задраены, жара 60–70 градусов, влажность 100 %. Позже американцы пытались повторить подобный переход на правах эксперимента, но не смогли продержаться и неделю. А наши ребята «болтались» в океане по 25–30 суток!
Я был «головастиком» – служил в РТБ – в подразделении для хранения, подготовки и стыковки головных частей к ракетам. На Кубу было доставлено 42 головных части ракет Р-12. Из пяти полков сквозь блокаду прорвались три. А из пяти РТБ – одна наша. Так что нам пришлось готовить боекомплект трех полков. Кроме того, в первые же дни начались болезни. Сначала подозрение пало на дизентерию, но позже выяснилось, что виной была смена климата. В результате в госпиталях оказалась половина наших ребят, а нам нужно было срочно провести регламентные работы по каждой ракете. С погрузкой–разгрузкой – это 7 часов непрерывной работы на каждую головную часть. Работали в металлическом кунге грузовика, где жара достигала 70 градусов. Спали по 2–3 часа. В итоге, работы по всем головным частям были проведены за рекордные 7 дней.
Американцы, конечно, видели, что творится на Кубе. Длина ракеты – 42 метра, еще 7 метров – пусковой стол. Наши ракеты торчали над пальмами, и американские самолеты на бреющем полете летали прямо над ними. В самой же Америке тогда творился кошмар: кто-то вычислил «треугольничек» на севере, который якобы не простреливался нашими ракетами, и жители южных штатов рванули туда. На дорогах были катастрофы, в армии начался суицид… Но даже тогда американцы не знали точно, сколько головных частей находилось на Кубе. А там стояли мегатонные ракеты! Когда 30 лет спустя об этом стало известно в США, там началась вторая волна паники. Еще бы! Одной ракеты было достаточно, чтобы смести с лица земли полстраны. Однако Хрущев сразу сказал: применения силы допустить нельзя. Надо только показать, что она у нас есть. Это была стратегия «равновесия страха».

Заложники океана
Ведущий сотрудник КБХ, участник операции «Анадырь» Владимир СПИРИН:

– Когда советское руководство приняло решение о создании на Кубе базы подводных лодок, я служил на подлодке Б-4 старшиной первой статьи (в переводе на «сухопутный язык» сержантом). На севере была сформирована 20 эскадра, в которую вошли 7 ракетоносцев и 4 торпедные лодки. Эти лодки, включая мою Б-4, решили послать к кубинским берегам в первую очередь. Поход начался 1 октября: прошли Баренцево море, Норвежское, вышли в Атлантику и только тогда нам объявили, что идем на Кубу. Правда, слухи об этом ходили и раньше, так что мы обзавелись испанскими разговорниками.
Около Багамских островов, нас должен был встретить кубинский корабль, но судна на месте не оказалось. А там «тысяча» этих островов, фарватер узкий… Вскоре американцы блокировали Кубу, и Москва каждой лодке определила квадрат для патрулирования. Лодки – дизельные, через некоторое время нужно необходимо всплывать и заряжать аккумуляторы. А американцы тут как тут! Гоняют лодку, пока у нее не кончаются запасы горючего, бросают гранаты, принуждая всплывать. Три лодки всплыли. Нас тоже бомбили 2 раза, но на момент обнаружения хватало электроэнергии. Позже успели зарядить аккумуляторы и оторваться. Но самой страшной в этом походе была адская жара, которая в отсеках лодок, не приспособленных к южным условиям, достигала 60 градусов. Когда все закончилось, участникам этого тяжелого похода дали месяц отдыха в санатории «Евпатория». Правда, я просто демобилизовался, поскольку служил уже пятый год.

Два года на острове Свободы
Генерал-майор в отставке, участник операции «Анадырь» Виталий ЕРМОЛАЕВ:

– Наша часть формировалась в Прибалтике. Отобрали самых опытных, но, когда вмешалось КГБ, выяснилось, что у некоторых из «отобранных» солдат имелись родственники за границей. В Прибалтике это было делом довольно обычным. Конечно, их «забраковали» и набрали новых, без подобных родственных связей. В основном это были солдаты третьего года службы, которым из-за операции пришлось служить около 4 лет.
Дорога на Кубу оставила тяжелые воспоминания. Нас везли с закрытыми створками, «подышать» на палубу выпускали только по ночам через лаз, а в нижних трюмах находилась техника, от которой исходили бензиновые испарения. В сочетании с высокой температурой воздуха это создавало невыносимую обстановку. Единственной «отрадой» были 14 кинофильмов, которые крутили 24 часа в сутки…
Поначалу не было никакой официальной информации, но поскольку я служил в радиоразведке, общую картину происходящего представлял. На Кубе я провел два года: часть наших сил осталась на острове даже после разрешения конфликта, чтобы оказывать помощь в военной подготовке кубинцев. Самыми сложными были первые недели: непредсказуемая обстановка, страшная жара, нехватка воды. Только в нашей части несколько человек сошли с ума от перенапряжения. Позже стало проще: акклиматизировались, да и условия стали лучше.
В работе с кубинцами не было сбоев: дисциплина в войсках команданте была железной. Однажды один из кубинских операторов заснул за аппаратом, так потом он в течение полугода наводил порядок в казарме! Доводилось нам видеть и первых лиц. На октябрьские праздники Че Гевара привез подарок советским офицерам – кубинскую военную форму и три ящика пива. Не забыл те дни остров Свободы и спустя много лет: в 2003 году нам, воронежским «кубинцам», за помощь острову в те сложные годы, лично вручил медали военный атташе Кубы.

«Такого испытания не доводилось выдерживать ни одной армии мира»
Депутат Государственной Думы от Воронежской области Сергей ЧИЖОВ:

– Переброска наших войск на Кубу в ходе операции «Анадырь» стала настоящим логистическим подвигом ее участников. В кратчайшие сроки в экстремальных условиях за тысячи километров от собственной территории была перебазирована крупнейшая группировка, включающая ракетно-ядерный комплекс. Такого испытания не доводилось выдерживать ни одной армии мира! Действия наших военнослужащих в то время может служить примером высочайшего профессионализма и личного мужества.
События октября 1962 года позволили извлечь всему миру и важнейшие политические уроки. С одной стороны, они продемонстрировали США, насколько опасен «синдром военного давления» на неугодные страны. С другой, наглядно показали всему миру, к чему может привести «игра ядерными мускулами» и побудили руководство соперничающих сверхдержав искать возможности для мирного диалога. Их прямым следствием стали Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах, Декларация о запрещении вывода на орбиту объектов с ядерным вооружением на борту, последующие Договоры между СССР и США о сокращении стратегических наступательных вооружений.
В наши дни, когда происходят новые глобальные процессы, когда мир столкнулся с угрозой мирового терроризма, идея нераспространения ядерного вооружения приобретает особое значение. При этом державам, обладающим мощным ядерным потенциалом, как никогда важно выстраивать свой внешнеполитический курс на основе конструктивного партнерства, не впадая в соблазн провозглашать себя «мессией» единственно верного миропорядка (как это подчас случается с нашими стратегическими партнерами). Именно поэтому, со своей стороны, будучи представителем России в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, я считаю своей задачей не только подтверждать правомочность действий своей страны, но и побуждать зарубежных коллег к эффективному внешнеполитическому диалогу.

Кодовое название «Анадырь» операции по переброске советских ракет на Кубу стало частью легенды «прикрытия». Так называлась река, протекающая в части Сибири, примыкающей к Тихому океану, а также военно-воздушная база, расположенной в том же районе. Отсюда советские бомбардировщики могли достичь территории США. Разработчики операции стремились создать впечатление, что переброска войск идет в северном направлении. С этой же целью по советским железным дорогам шли целые вагоны овчинных полушубков, валенок и меховых шапок.
По официальным данным за время проведения операции «Анадырь» погибло 69 советских военнослужащих. 2 человека умерли еще по пути на Кубу, не выдержав тяжелейших условий переброски. Еще двое – от малярии. Многие погибли в стычках с контрреволюционерами, которые нападали на охраняемые объекты. Были и ножевые ранения, и стрельба из автоматов…
«Черная суббота». Считается, что ближе всего к ядерной войне, в ходе Карибского кризиса мир был 27 октября 1962 года, когда Кеннеди доложили о том, что над Кубой сбит американский самолет-разведчик U-2. Военные советники пытались убедить американского президента отдать приказ о вторжении на Кубу до понедельника. Но письмо Хрущева, в котором он подтвердил свою готовность убрать ракеты с Кубы в обмен на вывод американских сил из Турции, убедило Кеннеди в возможности урегулировать конфликт мирными средствами. Ядерной угрозы удалось избежать.
Елена Черных
239-09-68
alenagalch@gmail.com
Система Orphus
Добавить комментарий
Ваше имя (ник)
Текст комментария *
Введите текст с картинки *
Инфографика недели